Интервью Ричард Дин Андерсон

 

Ричард Дин Андерсон в игривом настроении. И все же он на работе, на съёмках «Звёздных врат». В перерыве между сценами он шутит, что его сокращённое расписание позволяет ему летать между Ванкувером и Лос-Анджелесом каждые три-четыре дня, но у него не остаётся времени на шалости. Он обещает поработать над этим, достаёт свой мобильный подносит его к диктофону: «Вам понадобится Real player для того, чтобы услышать это» [смеётся]. Включает свой рингтон и записывает его для фанатов.

Год назад, в конце 6-го сезона, «Звёздные врата» находились на грани закрытия, и их будущее было неопределенно. Ричард с нетерпением ждал отпуска для того, чтобы посвятить время свей дочке и экологическим проектам, он считал, что 6-й сезон будет его последним сезоном. Однако высокие рейтинги на канале Sci-Fi стали причиной 7-го сезона и последовавшего за этим беспрецедентного объявления о 8-м сезоне. Полковник О’Нилл возвращается ещё два на сезона, а Ричарда Дина Андерсона, предвкушающего отдых, дорога привела обратно в Ванкувер.

«Я разговаривал с Робертом [Купером], - объясняет он свои новые намерения. - Одно из моих сомнений было чисто профессиональным и творческим: достаточно ли у нас материала для 8-го сезона? Роберт уверил, что сюжеты есть, и заметил, что несколько линий написаны специально для меня. Но фактически он сказал, что у нас нет причин этого не делать. Я строю дом, Вайли пойдёт в школу, со временем всё наладится. Думаю, Роберт и Брэд [Райт] чувствовали, что было бы очень выгодно и полезно, если бы мы смогли использовать 8-й сезон для развития спин-оффа «Атлантис». Знаете, предстоящие события уже захватили меня. Имею в виду, вы же видите, как мне комфортно здесь. Не хочу, что бы это звучало банально, но все здесь - в какой-то мере семья, и для меня будет тяжеловато, когда всё это перестанет быть частью моей жизни. Сложно уйти. Многие продолжат работать, и у нас есть возможность сделать плавный креативный переход в сюжете к спин-оффу. Как написал TV Guide, это самое успешное шоу, которое когда-либо было на Sci-Fi. Что бы это ни значило! [смеётся] Это всё очень лестно, но никоим образом не повлияет на моё решение. Я уже давно все решил и думаю, что смогу хорошо поработать».

Что особенно нравится Ричарду, так его сокращённое расписание, которое позволит ему проводить больше времени с дочкой Вайли. Он прилетает в Лос-Анджелес каждые выходные, чтобы побыть с ней, и расписание, которое бы позволяло это, являлось обязательным условием для его возвращения к работе. Он только что вернулся из трёхнедельного перерыва в середине сезона, его лицо сияет, когда он описывает время, поведённое вместе с Вайли. «Её мама участвовала в образовательной конференции, так что время выпало удачно, потому что я был свободен целых три недели. Вайли и я вошли в ритм взаимоотношений «папа-дочка». Знаете, ведь в этом есть свой ритм».

Частично эти отношения «папы-дочки» начались, когда Вайли открыла для себя «МакГайвера». «Вайли полюбила МакГайвера, - смеется он. - Как-то она не могла уснуть и пришла ко мне. Мы просто переключали каналы, на одном шёл «МакГайвер». Мы посмотрели его. И теперь она большой фанат МакГайвера. Она говорит: «Папа, я люблю МакГайвера, потому что он делает хорошие вещи». И мне приходится объяснять ей, когда я выполняю обязанности родителя. Я хочу, чтобы она знала, что это просто работа, что там не всё по-настоящему. Отчасти это помогает мне объяснить, почему я уезжаю каждую неделю в Ванкувер. Я должен работать, а моя работа – играть в «Звёздных вратах». И она понимает это, она понимает, что «МакГайвер» был много лет назад. Она, конечно, рассказала бы все это другими словами»

Вайли разделяет многие папины увлечения. «Это было удивительно! - восхищается он, делая паузу. - Потому что я провёл время с ребёнком, которому скоро исполнится 5, и у которого есть все увлечения, присущие её возрасту. Мы совершили много всего. Мы ходили на Голливудские холмы и видели «Мудреца из страны Оз». Я начал учить её сёрфигну, хотя знал, что сам не умею. На следующей неделе я учил её управляться с совсем маленькими волнами. Это дало ей новые ощущения. Я направил её на крошечные волны, и она справилась. Я позволил волне подойти ближе к берегу и поставил Вайли перед волной. Я бы всё ещё держался берега, но у неё была другая идея. Она видит, как я плыву, ловлю волну среднего размера и исчезаю, когда волна накрывает меня, и ей это понравилось. Думаю так и должно быть, она - мой ребенок, и она хочет попробовать, всё, что делает папа. Так что мне приходится быть очень осторожным, и я действительно отношусь к этому серьёзно, потому что у неё есть и желание, и смелость попробовать все. Дома я забираюсь на деревья и прыгаю в бассейн или делаю всякие безумные вещи в воде, она видела некоторые мои фотографии на тренировочной стене для альпинизма, она видела меня на скалах и другие подобные вещи. И «Макгайвер» в этом отношении не очень помогает мне, в одном эпизоде я сползал по ледяному склону, бился с орлом, дрался с плохими парнями, то есть делал все вещи, присущие МакГайверу. Она хочет попробовать всё, что делает ее папочка. Я должен быть очень осторожным, потому что я не хочу, чтобы ей было больно. Так что мне приходится удерживать её от подобных идей».

Через несколько дней Вайли будет праздновать свой пятый день рождения, и Ричард с нетерпением ждёт этого. «У нас запланирована небольшая боулинг-вечеринка для неё. Ее мама настолько увлечена организацией, так что мы работали над вечеринкой вместе, выбрали боулинг, потому что Вайли – большая поклонница Power Puff Girls [мультфильм про маленьких девочек, которые должны успеть спасти мир до того, как придется ложиться спать – прим. переводчика]. Так что все выбрано неслучайно, и, я думаю, дети будут одеты в соответствующие костюмы. Она любит боулинг. А я люблю все, что нравится ей, потому что нет ничего более восхитительного, чем смотреть, как четырёхлетний ребёнок пытается играть в боулинг. Это смешно!»

Между личной жизнью и карьерой существует тонкий баланс. Ричард признаёт, что ему понадобилось некоторое время, чтобы научиться этому, но потом он стал чувствовать себя более комфортно на публике. Он глубокомысленно добавляет: «Это довольно легко для меня. Во многом благодаря тому, что «МакГайвер» стал неким глобальным феноменом. Он был известен по всему миру, так что пришло некое всеобщее понимание. Даже при том, что мы работали над «МакГайвером» в 80-х – начале 90-х, его продолжают показывать, и люди могут узнать о нем. Даже если я приеду в Южную Америку, а сериал там сейчас гораздо популярнее, чем здесь, я должен буду вести себя очень решительно. Думаю, что в Европе так же. В США и Канаде достаточно много можно найти в печатных изданиях, чтобы понять, что я дорожу своей личной жизнью и не ищу возможности быть в центре внимания. Так я проявляю уважение к людям, которые считают себя моими фанатами. Сейчас я менее вспыльчив. Раньше, если люди вели себя грубо в какой-либо ситуации, я отвечал тем же. Но теперь я не склонен реагировать так, стараюсь быть более дипломатичным с людьми, даже с теми, которые вторгаются в явно закрытые для них области. Думаю, мой уровень терпимости немного увеличился. Отчасти из-за лояльности, полагаю, или, быть может, из-за самодисциплины и самоконтроля, я начал понимать, что некоторые чувства людей очень важны для них. Я знаю, что значит, чувствовать обиду или одиночество, или быть покинутым, или что-то другое. Я сочувствую таким людям».

Он добавляет, что появление Вайли изменило его взгляд на жизнь. «То, каким я был раньше за рулем, и то, какой я сейчас, – это два совершенно разных человека. Вайли достанет меня, если я посигналю кому-нибудь. Если хоть чуть-чуть посигналю, её реакцией будет: «Ты сигналил? Это ты? Ты сделал это? Почему ты сигналил?» Она хочет знать, почему я сделал что-то. Или если я скажу что-то вполголоса, - ну вы понимаете о чём я, - она спросит: “Что? Что случилось? Что ты сказал?” И мне придётся объяснять». Он улыбается и делает вид, с каким взрослый объясняет маленькому ребёнку: «Этот человек был остановился в правом ряду, а указал на поворот налево. То, что он сделал, было опасно, так что я должен был ему посигналить. И вы знаете, все эти “Почему, папа? Почему?” сделали меня более чувствительным к отношениям, которые есть между людьми. Я не выношу выяснение отношений на людях, зачем это? Так что это несложно. Но дело касается не только этого. Я никогда не строил из себя большую звезду. Я имел дело с известностью. То есть, когда вам нужна приватность, вы её создаёте. Не выходите на публику, или не носите ярко красную рубашку с жёлтыми кружочками, не привлекайте внимание. Всегда есть способы обойти публичность, если вы не хотите её и желаете оставаться дипломатичным и вежливым».

Сегодня, когда «Звездные Врата» повторяют судьбу «МакГайвера» как глобального феномена, эта дипломатичность помогла Ричарду совмещать роли отца и знаменитости, актёра и исполнительного продюсера. Он отвел время в своём занятом дне для интервью, а сейчас убегает, чтобы снять очередную сцену, а потом возвращается к нам. Его ассистент зашёл сообщить, что он будет нужен для того, чтобы отредактировать отснятый материал, и для принятия решения по поводу одного из героев. Несмотря на нагрузку и большое количество обязанностей обстановка на съёмочной площадке довольно лёгкая. В утренней прохладе и послеполуденной жаре в Северном Ванкувере, О’Нилл и Тил’к ведут преследование в эпизоде "По ком звонит колокол" (эпизод 716). По сценарию О’Нилл должен связаться с Хэммондом по радио, как только выйдет из леса. Билл Николай, помощник Ричарда, стоит за камерой и читает реплики Хэммонда, на которые О’Нилл должен отвечать.

Вопрос о том, что же ждёт полковника О’Нилла в 8-м сезоне «Звездных Врат» должен решиться. Был разговор о продвижении О’Нилла по службе, чтобы лучше приспособиться к новому расписанию Ричарда. Этот вариант рассматривается как одна из возможностей. «Это один из способов справиться с ситуацией в виду произошедших перемен. Но я говорил с Робертом, и мы пока не выбрали окончательную версию. Это одна из линий, которую мы обыгрывали, сделать его генералом или отправить куда-нибудь, чтобы создало в сюжете ситуацию, где О’Нилл будет выполнять больше административной работы, что не совсем по-О’Нилловски, поэтому в этом небольшая проблема с динамикой героя. Это один из текущих вопросов, который мы сейчас решаем. Когда он впервые заговорил об этом, я сказал: “Я не хочу быть генералом! Я хочу, чтобы О’Нилл был капитаном, чтобы вы смогли звать меня “Капитан Джэк”. Как насчёт того, чтобы разжаловать его и перевести или отправить куда-нибудь, - он задаёт себе вопрос вслух. - Мы пока ещё не знаем, как выкрутимся».

Неважно, что ожидает полковника О’Нилла впереди, Ричард Дин Андерсон доволен тем, что будет возглавлять мир Звездных Врат немного дольше. Ведь всё ещё есть истории, которые должны быть рассказаны, миры, которые должны быть спасены, и рискованные приключения, которые ожидают главных героев.

Много вопросов были заданы фан-клубом, в надежде услышать ответ от членов съёмочной группы и всей команды, которая работает над сериалом. Некоторые вопросы были отобраны для этого интервью, а другие припасены на будущее. Вот как Ричард Дин Андерсон на них ответил:

Первый вопрос оказался философским:

«Вопрос к полковнику Джэку О’Ниллу. Ричард Дин Андерсон хорошо знает О’Нилла, не мог бы он ответить за него? «Черезо что бы О’Нилл никогда не переступил даже ради дома, страны или планеты?» Я спрашиваю это, потому что было много моментов, когда я бы ушла в отставку, будь на его месте. Так что я задалась вопросом, что заставит его сказать «нет».

[Ричард задумался над вопросом, и когда я пообещала, что следующий будет легче, он пошутил]:

РДА: Я надеюсь на это! А то повисла некрасивая пауза. Это намного более умные вопросы, чем я себе представлял.

[Я спросила, не хочет ли он отложить этот вопрос на потом, он ответил]:

РДА: Возможно! Мы должны начать с чего-то типа «Какой ваш любимый цвет?» [Конечно! Есть и такие…]

Какой ваш любимый цвет?

РДА: Это мне нравится! С удовольствием отвечу. Оранжевый, насыщенный оранжевый. Я не знаю, как он называется, это цвет заката. [Говоря о любимом цвете, Ричард в прошлом упоминал, что он немного страдает дальтонизмом, но он уточняет]: Немного. Это не тяготит. Может, только в синих оттенках. Есть зелено-голубой сектор, есть некоторые оттенки синего и зелёного, которые смешиваются. Они немного накладываются друг на друга. Между ними очень тонкая разница, и в большинстве случаев я могу сказать, что они оба выглядят как серый, так что я не всегда могу их различить. Но это очень незначительно, хотя я и допустил по этому поводу глупость в прошлом. Однажды я проиграл Майку Гринбургу 50$, поспорив, что свитер на женщине, которая вошла в ресторан Vail в Колорадо, был голубым, на самом деле он оказался зелёным. Но я был непреклонен. И потерял 50$. Оранжевый – это другое дело, оранжевый… я не знаю… меня тянет к нему. И если я начинаю думать о нем и копаться в этом, я представляю себе тибетские апельсины, – это мой любимый цвет. Вайли по какой-то причине ассоциирует оранжевый со своим папой … [смеётся]

А какую вы любите породу собак?

РДА: Легко! Австралийский пастух. [У него есть собака Зои, породы – австралийский пастух. Когда Ричард а отъезде, она остаётся у его брата.] Я не собираюсь заводить новую, до тех пор, пока «Звездные Врата» не закончатся для меня. Из-за постоянных отъездов это было бы несправедливо по отношению к щенку. Конечно, я хочу больше бывать дома. У меня есть несколько акров в Калифорнии, и ими надо управлять. Не могу дождаться, когда я и Вайли пойдём в магазин за щенком. Она любит собак.

Я знаю о нежелании некоторых актеров работать с детьми и животными. Но, кажется, вы чувствуете себя довольно комфортно, снимаясь с детьми. Вы наслаждаетесь работой с ними так же, как это кажется нам?

РДА: Хороший вопрос! Захватывающий вопрос! Да, я очень это люблю! Общее мнение, что актёры не любят работать с детьми и животными, потому что все хотят присмотреть за ними. На съемочной площадке собирается куча народу. Прежде всего, я очень люблю детей, и очень люблю собак, одно их присутствие уже делает меня счастливым. Я нахожу в этом большую радость. По мере того, как работа продвигается, я начинаю чувствовать понимание того, что происходит. С ними я отдыхаю. Опять же если что-то с ними не получается легко, не стоит этого делать вообще. Дети такие забавные, что любая сцена, которую мне нужно сыграть с ними, приносит столько веселья. Так что я не отношусь к тем, кто не любит работать с детьми. Я предпочел бы работать с детьми, чем со взрослыми. Работать с Тором намного веселее, чем работать со многими из людей. [смеётся]

Мы знаем, что вы большой фанат Симпсонов. Может, вам так же нравится Футурама, и у вас было время посмотреть несколько последних сезонов шоу? Они несколько раз упоминали о ЗВ-1.

РДА: Я не большой фанат Футурамы. Хотя я люблю Гроунинга [создатель «Семейки Симпсонов» и «Футурамы» - прим. переводчика] и все его штуки, ну или большинство из его штук, но я никогда не увлекался этим очень сильно, я думал это захватит меня, но такого не случилось. Думаю потому, что я не очень большой поклонник научной фантастики [смеётся]. Я думаю «Симпсоны» очень хороши, планка установлена очень высоко. Мэт [Гроунинг], я люблю тебя, приятель!

В 70-х был такой лосьон после бритья «Привет, Карате», перед которым ни одна женщина не могла устоять. Вы пользуетесь этим или есть другой, который вы предпочитаете, но с таким же эффектом? (довольно неудачный способ узнать какой лосьон после бритья вы используете).

РДА: Я не пользуюсь лосьоном после бриться. Я вообще не использую парфюм.

Есть причина тому, что Джэк О’Нилл ест желе и мороженное вилкой?

РДА: Это мне нравится! Люди замечают… я люблю это. Всё просто! [Подмигивая, он начинает рассказ о составе желе.] Вы знаете, как это происходит… Желе должно быть определённой консистенции, чтобы его можно было есть вилкой. Вид желе, которое вы обычно встречаете в кафе или в штабе ЗВ, состоит из маленьких кубиков. Их очень сложно взять, т.к. они легко могут упасть. Взяв на ложке больше одного кубика, вы рискуете, что они не поместятся у вас во рту. Так что, если натыкать их на вилку в некой последовательности, они будут держаться, и вы сможете съесть по крайней мере парочку. [смеётся] Так что все продумано…

Как вы получили шрам поперёк брови?

РДА: Это часть моего героя. Мы должны поддерживать такие вещи, потому что, поверьте, это будет заметно. Это один из тех аспектов кино и телевидения, который сводит меня с ума. Например, МакГайвер. Если мы покажем его обнажённым, то его тело будет представлять ничто иное, как один большой шрам, поскольку он всегда получал ножевые, огнестрельные ранения, удары, но всё же в конце на нём не было ни одной отметины. Вот это один из примеров. Не могу точно вспомнить эпизод, в котором я получил удар в глаз, и мы наложили швы, всё как положено, и я сказал Джэн [Ньюмэн, гримёрше], что после этого остался бы шрам. Давайте так и сделаем. Давайте сделаем это частью характера О’Нилла. Вот и всё. Это просто часть моего героя. Всё, что я должен делать, - так это в каждой драке О’Нилл должен подставлять левый глаз. На него всегда приходится первый удар, и каждый его противник – правша, а он всегда получает удар слева [смеётся]

[Я спросила, остались ли у него шрамы от хоккейных травм, он продолжил]:

РДА: У меня шрам на затылке и один здесь [показывает на подбородок]. Я получил его, ещё когда был ребёнком. Я поранился, когда задел подбородок коньком. Вайли и я пробовали сосчитать, сколько у меня шрамов. Получилось около 70 или что-то в этом роде. Ей захотелось увидеть их все. У неё уже есть 2. Звучит так, будто я говорю это с гордостью [смеётся]

[Я спросила, Вайли идёт по стопам папы, и он добавил:]

РДА: Вы знаете, в некоторых вещах, я надеюсь, что да, но уж точно не хочу, что бы у неё была такая медицинская карта, как моя. Ей это совсем не нужно.

Вы как-то говорили, что очень близоруки. Вы носите контактные линзы или предпочитаете работать вслепую?

РДА: Я как-то работал вслепую, но потом подумал, что, может быть, с контактными линзами будет лучше. Конечно, в сценах действий лучше всего видеть, что происходит. Я носил контактные линзы длительное время, пока они не начали причинять боль. Я прошёл лазерную коррекцию зрения. И мне нравится это. Вообще-то, у меня было две операции. Вторая была для улучшения. Зрение улучшилось от 20/250 или около того, до 20/15 после первой операции. Затем это спало до 20/25, это означает, что всё ещё я мог видеть более чётко на расстоянии, а также читать. 25, но не 20 позволили мне читать без очков. Но было целью докторов, я полагаю, когда вам совсем не нужны очки. После первой операции у меня было зрение 20/15. Почти такое же, как у орла. Вы можете видеть такие детали на расстоянии, которых не должны видеть. Затем оно немного упало, до 20/25, я пошёл на хоккей и мог видеть числа на противоположной стороне поля, но не мог различить то, что было ближе, цифры немного расплывались. Я решил улучшить зрение и возвратиться к 20/15. Если один раз вы сможете видеть, как орёл, вам не захочется этого терять. Раньше, чтобы что-то прочесть при плохом освещении, мне были необходимы дюжина пар очков. Но я прошёл коррекцию и в восторге от этого.

Ссылаясь на полковника О’Нилла, не могли бы вы рассказать об этом странном увлечении Мэри Стринбурджен, о которой мы слышали в эпизоде “Урго” [эпизод 316] , а затем в сцене из “Героев”?

РДА: Всё началось с того, что я записал на своём сотовом сообщение для автоответчика: ”Привет, это Мэри Стринбурджен. Пожалуйста, оставьте своё сообщение…”. Это был мой телефон, мой голос и это сообщение. Я понятия не имею, почему так сделал, ну за исключением того, что мне нравится, как звучит её имя. Люди, которые мне звонили, те кого я знал, и те, кого никогда не видел, звонили и слышали сообщение от Мэри Стринбурджен. Те, кто знает меня достаточно хорошо, понимали, что я просто шучу и прикалываюсь. В начале было много тех, кто купился на это [смеётся] И я подумал, что могу обыграть это в кадре. Это просто пришло мне в голову. В эпизоде “Герои” есть момент, когда я прохожу по коридору и Сол Рубинек собирается приставать ко мне с вопросами, как репортёр, а я отвечаю, что мой любимый цвет perodot, и я думаю, что Тибет должен быть освобожден, и если бы у меня была возможность провести время с кем угодно, то это была бы Мэри Стринбурджен. Цвет peridot? Никто не говорит так! [смеётся]. Я думаю, что было написано, что моим любимым цветом является оранжево-розовый [цвет лосося] или что-то похожее, так что я просто развлекалс. Кто-то слышал о perodot? Так что это ещё один из Риккизмов.

[Это вернуло нас к первому вопросу …]

Черезо что он [О’Нилл] никогда бы не переступил даже ради дома, страны, планеты?

РДА: Не знаю. Это насколько удивительно глубокий и сложный вопрос, что я не чувствую себя способным ответить на него. Я бы хотел ответить, что нет никакой границы, которую бы он не переступил ради спасения планеты. Если честно, то единственное, что я могу ответить, - это один из лучших вопросов, который мне задавали о героях, сыгранных мной на ТВ. Но на самом деле, у меня нет ответа на него. Это настолько глубокий вопрос, что я ещё не дошёл до ответа на него. Приношу свои извинения! Но мне нравятся такого рода вопросы. Продолжайте в том же духе!

 

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0



Самые низкие цены

Великолепный век все 155 серий за 2400 рублей


Сваты все 6 сезонов+новогодние за 1150 рублей


Игра престолов все 7 сезонов за 1000 рублей


Кухня все 6 сезонов за 1000 рублей


Викинги все 4 сезона за 800 рублей


Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика