Звезда по имени Ольга

Актрису Купаловского театра Ольгу Фадееву чаще всего узнают в России: сериал «Солдаты», в котором она сыграла судьбоносную для себя роль, в Беларуси стали показывать с опозданием на полтора года. Молодая артистка, еще несколько месяцев назад известная только узкому кругу минских театралов, теперь частая гостья российских таблоидов, ей признаются в любви поклонники в Интернете, различные «рейтинги красоты» отводят ей первые строчки. При этом Ольга Фадеева постоянно работает в Купаловском, где играет множество ролей. А недавно она наконец–то приняла участие в картине «Беларусьфильма» «Я помню…» И хотя роль она там сыграла по продолжительности небольшую, повод для интервью у нашего киноиздания появился солидный.
Договориться о встрече удалось довольно быстро, и сразу поразили подробности: одна из первых строчек рейтингов актерской популярности решила лично встречать скромного журналиста прямо у служебного входа театра. Стоит ли говорить, что журналист явился на десять минут раньше обозначенного времени, чтобы, не дай Бог, не опоздать. К моему большому изумлению, меня уже ожидали…
Она оказалась предсказуемо непохожей на свои фото: объектив обычно сильно приукрашает действительность. Но Ольга Фадеева — тот редкий случай, когда роскошная экранная красавица в жизни оказывается… еще более красивой! Правда, красивой совсем другой, гораздо более скромной, но от этого еще более неземной красотой.

На Ольгу Фадееву, как на лампочку в триста ватт, нельзя смотреть долго. Но я смотрел, рискуя ослепнуть, потому что оторваться от того, как она говорит, как пьет кофе, как улыбается, практически нельзя. Итак, выложив на стол черную коробочку диктофона, я начал показавшееся смертельно коротким интервью.

— Как Ольга Фадеева чувствует себя в роли звезды?
— Честно говоря, я не считаю себя звездой. Когда снималась в сериале «Солдаты», то не рассчитывала на такой эффект. Приятно, конечно, когда подходят люди и благодарят тебя за работу…

— Но не у всех же белорусских актрис такое количество поклонников, фанатов! Не у всех есть и свой официальный сайт. Или Вы про него ничего не знаете?
— Знаю. Я участвую в его создании.

— Так у Вас есть какая–то команда? Менеджер, пресс–атташе…
— Нет. Никого нет…

— А каким же тогда образом?..
— Просто друзья помогали…

— На добровольных началах?.. А папарацци, поклонники преследуют? Некоторые актрисы все время жалуются…
— Были моменты… Мы сидели с друзьями, пили кофе, вдруг подбегает какой–то человек, фотографирует меня и быстро убегает… То же и на съемочной площадке. «Солдаты» мы снимали не только в воинской части в Нахабино, выезжали и на другие объекты. Там тоже люди собирались, фотографировали без спроса и уходили. Правда, я не видела готовых фотографий. Они пошли, видимо, в частную коллекцию. Поклонники в основном пишут на мой сайт. А чтобы очень беспокоили… Такого нет.

— Читал совершено сумасшедшие признания Ваших поклонников. Как относитесь к пылким фанатам?
— Я адекватно отношусь к поклонникам. Но весь фанатизм пропускаю мимо себя. Все это существует в другом измерении, вовне. Ольга Фадеева — человек и «Фан–клуб имени Ольги Фадеевой» — разные вещи. Абсолютно.

— Но это приятно, хотя бы? Не надоедает?
— Без ложной скромности, конечно да. Но, видимо, у меня деликатные поклонники. Они знают меру.

— В Голливуде уже девяносто лет действует так называемая «система звезд». Там ее изобрели, и она американское кино до сих пор вытягивает. Потому что зритель идет не на сюжет, не на режиссера, а чтобы посмотреть на звезду. В театре, видимо, то же самое?
— К сожалению, не у нас. Не в театральном мире. У нас есть хорошие актеры, которых просто не знают! То ли рекламы не хватает, то ли чего–то еще…

— Но вот сериалы с Вашим участием, думаю, смотрят не ради сюжета…
— Мы работали в сериалах «Солдаты–1» и «Солдаты–2». По многочисленным просьбам поклонников нас на площадку вернули. И мы (под «мы», по–видимому, подразумевается минский режиссер Сергей Арланов) отсняли «Солдаты–6». Думаю, на этом с «солдатами» нужно закончить…

— Закончить, потому что Вам надоело? Или мало платят?
— Потому что нужно уметь вовремя уйти. Иначе этот штамп, амплуа, навсегда привяжется… Вот недавно у меня было предложение сняться в новом сериале на двадцать серий и опять играть роль медсестры. Я просто убежала. Спасибо, на надо! Для актрисы штамп — это плохо и неинтересно в творческом отношении.

— Пытались сменить амплуа?
— Цепляюсь за характерные роли, даже эпизодические. Вот снялась в российском сериале «Кто в доме хозяин» в роли француженки. Уже другой образ, другой характер. В «Адъютантах любви»снялась в роли крепостной актрисы. Еще один образ.

— Предложений о съемках в сериалах наверняка больше, чем можете осилить? Как Вы выбираете роли?
— Выбираю те, что мне интересны.

— А какие Вам интересны?
— Мне бы хотелась сыграть что–то очень–очень серьезное и драматическое. Именно в кино. По–настоящему серьезную роль.

— Телесериалы — это не совсем кино. Бешеный ритм…
— Сумасшедший ритм. Сорок пять минут полезного материала в день. Не успеваешь опомниться просто.

— Времени, чтобы поработать над ролью хватает?
— Сначала с режиссером Сергеем Арлановым мы думали над ролью сержанта Пылеевой, искали ее. А потом — в роль уже просто вживаешься. Все знакомо: и обстановка, и партнеры, и ситуация. Работа шла как по накатанному.

— Где Вам работать легче всего, приятнее — в кино или театре?
— Разные вещи, абсолютно. Интересно и там, и там. Театр мне близок: интересен сам репетиционный процесс, где есть творческий поиск, где мы пробуем, придумываем… А кино — это полная мобилизация того, что наработано раньше. Театр — процесс, кино — результат. Но на данный момент приятнее работать в театре, потому что я очень по нему соскучилась.

— Наверное, были предложения о работе и из других театров, московских? Задам вопрос прямо: почему не уезжаете?
— Здесь мой дом. Здесь коллектив, который я очень люблю, партнеры. А из Москвы конкретных предложений о работе в театре не поступало. Все оставалось на уровне разговоров. Быть просто в штате театра без ролей мне бы не хотелось.

— О звезде всегда бродит масса слухов…
— Я была замужем. Но мы разошлись…

— В белорусском кино Вы работали очень мало. Единственная значительная роль — жена художника в новом фильме Сергея Сычева «Я помню…»
— После съемок в российских сериалах работа у нас в кино не то чтобы отдых… Но на работать было очень приятно. Находилось время и на репетиции, и на разговоры, и на какой–то поиск. Сериалы — это конвейер, поток, а здесь были моменты творчества. Если поступят предложения сниматься в Беларуси в кино, конечно же, соглашусь. С радостью!

— А каковы Ваши ориентиры в профессии?
— Мне всегда очень нравилась Алиса Фрейндлих. Инна Чурикова. Элина Быстрицкая. Преклоняюсь перед уникальным талантом Евгения Евстигнеева. Артист должен иметь широкий диапазон: уметь сыграть все — от благородного героя до Винни–Пуха.

— Как изменился Ваш статус в театре, когда Вы прогремели на весь бывший СССР? Я подозреваю, что изменился. Театр недаром иногда называют «террариумом единомышленников»…
— Я ничего плохого не ощущаю. Со всеми у меня хорошие отношения. У нас очень дружный, хороший коллектив. Коллеги абсолютно по доброй воле меня прикрывали на спектаклях, когда я на месяц–два уезжала на съемки.

— А как попали в театр имени Янки Купалы? Ведь Ваш дебют состоялся в роли Офелии на сцене театра имени Горького? Кто был Вашим педагогом, кто привел в театр?
— В театре имени Янки Купалы работают все мои педагоги: Зоя Белохвостик, Николай Кириченко. Мне и во время учебы нравилась, и сейчас очень нравиться Зоя Белохвостик. Играть с ней на одной сцене было моей мечтой.

— В театре у Вас широкий диапазон ролей. Вы достаточно задействованы в постановках? Что еще мечтаете сыграть?
— Я не могу жаловаться на то, что у меня мало работ, но главной и серьезной роли в театре у меня нет. В основном у меня характерные роли, хотя брали меня в театр как героиню. Все хотят обычно играть Офелию, а я еще в институте хотела сыграть Гертруду, Жанну д'Арк, какую–нибудь старушку! У меня очень разнохарактерные роли в театре, а мне хочется Героиню, какую–нибудь драматическую роль! Теперь я готова к этому.

— А какие роли самые любимые?
— На данный момент мне всего ближе наш «СВ» Павла Адамчикова, спектакль без слов по «Вишневому саду» Чехова, где я играю Аню.

— В антрепризу не пробовали сманить?
— Почему же, пробовали. Мы играли у Пинигина вместе с Сашей Молчановым в спектакле «№13» Малого театра Игоря Забары. Мне нравится работать в антрепризе, особенно если с хорошим режиссером и добротным литературным материалом.

— Как работаете над ролью? Бываете недовольны назначением на роль?
— Я человек всеядный, мне все интересно. Роль только на первый взгляд может показаться неинтересной. «Нет маленьких ролей, есть маленькие артисты» Эта фраза — мой девиз. Наоборот, сделать яркой заведомо блеклую роль, чтобы все ее отметили. И еще. Я работаю честно. Независимо от того, большая это роль или массовка, работаю всегда с полной отдачей.

— Проводите ли резкую границу между реальной жизнью и сценой?
— Да. После спектакля я снимаю костюм и грим и еще полчаса сижу в гримерке, чтобы стать самой собой.

— А как отдыхаете от своего нелегкого в эмоциональном и физическом плане труда?
— Последнее время я просто уезжаю в лес и брожу там… Созерцаю.

— А бывает так, что, гуляя по лесу, актриса Ольга Фадеева вживается в новую роль?
— Профессия очень сложная. В ней легко потерять себя. Получается так, что большую часть времени я работаю, думаю над ролью, образами. И, наверное, процентов восемьдесят своей жизни пребываю в профессии.

— Есть ли у Вас в профессии советчик или судья, мнению которого Вы полностью доверяете?
— На данный момент — нет. Был. Но это было мне в тягость, зависеть от одного мнения достаточно сложно для творческого человека. И я… очень рада, что избавилась от этой зависимости! Творчество, прежде всего, это — Радость и Свобода. Недаром говорил Михаил Чехов: «Творите и будьте счастливы!» А если постоянно задумываться над тем, что вот кто–то скажет, что я что–то неправильно сделала — все. Конец полету.
Как–то сложилось, что меня очень редко хвалят. Здесь главное — не впадать в крайности. Когда все время хвалят или ругают — очень нехорошо для творческого роста. Еще важен момент везения. Чтобы актер, который созрел для роли Гамлета, ее вовремя получил. Рост актера как профессионала и человека происходит только на практике, во время работы. Работа и еще раз работа!

— Вы как типичная голливудская звезда сейчас говорите! Они тоже всегда утверждают, что все получили благодаря беспрерывной работе–работе–работе … А элемент везения у актера должен быть?
— Естественно!

— Вам, наверное, везет в жизни. Ведь первая роль на «взрослой» сцене была как раз Офелия, роль, о которой мечтает 99,9% начинающих актрис…
— Мечтают. Но я мечтала о Гертруде!

— А роль в «Солдатах» благодаря везению получили?
— Вначале меня пригласили сниматься здесь в Минске в «Ускоренной помощи». И потом сценаристы этого сериала предложили попробовать меня продюсерам нового сериала — «Солдаты». Везение случается не вдруг. Это награда за труд. Вначале человек довольствуется малым. Я в театре начинала с массовки, на назначение в которую обижаются многие молодые актеры. Везение приходит к тем актерам, которые ищут свой образ даже в массовке, которые умеют ценить то, что у них есть.

— Вы — именно такой человек?
— Стремлюсь быть такой. Это моя планка, на которую я нацелена.

— А верите, что в определенные моменты что–то или кто–то невидимый словно подталкивает людей на определенные поступки?
— Я верю в Бога. Господь ведет каждого человека по определенному пути, на котором мы должны расти духовно.

— Как верующий человек, Вы посещаете Храм?
— Когда предоставляется такая возможность.

— А как относитесь к богословскому утверждению, что лицедейство — это грех? Некоторые актрисы даже уходят в монастырь…
— Это я знаю. Наверное, оправдываю себя, но каждый человек для чего–то в этом мире предназначен. Если я попала в театр, то для чего–то это необходимо. Мне самой, прежде всего. Может, чтобы что–то понять, через что–то пройти, что–то испытать. И если моя работа делает зрителей чуть–чуть счастливее, то в этом мое предназначение.

— Какова цель Вашей работы в театре? Чтобы она понравилась зрителю?
— Непростой вопрос. На него нельзя односложно ответить. Мне интересно работать с партнерами, интересны взаимоотношения на сцене. Мне интересно выполнить ту задачу, которую поставил режиссер. И, конечно, здесь играет немаловажную роль власть… над зрителем. Даже так. Да… Когда одним словом или жестом поворачиваешь зал в необходимом тебе направлении, то испытываешь удовольствие.

— Один из Ваших профессиональных ориентиров, народная артистка СССР Алиса Фрейндлих, говорит, что актер может быть полностью счастлив только в одной своей ипостаси: или на сцене, или в реальной жизни. Вы этому верите?
— Если судить по моей личной жизни, по части этой жизни, то, наверное, — да, я согласна. Особенно это правило касается женщин. Мужчине–актеру легче реализоваться и там, и там. А у женщины семья отнимает слишком много времени: муж, дети. Когда это все у меня появится, я не исключаю, что отдам все время и силы семье.

— Жертва в любом случае неизбежна?
— Я не считаю, что это жертва. Если человек счастлив в своем выборе, то где же здесь жертва? Но если возникнет выбор — все положить на алтарь профессии или отдать все семье, получить обыкновенное человеческое счастье… Я не знаю, как ответить на этот вопрос…

— Для кого–то, возможно, счастье реализовать себя на сцене…
— В конечном итоге все эти люди несчастливы.

— У нас очень интересная беседа получается. Вы отвечаете по–другому, чем остальные коллеги по профессии. Вы — нетипичная актриса. Вам это уже говорили?
— Говорили. Но у меня позиция такая: человек должен, прежде всего, оставаться человеком.

— Если бы пришлось выбирать, в какую эпоху Вам хотелось бы работать? Чего греха таить, было время, когда театр значил в жизни общества гораздо больше…
— Я бы и хотела жить в то время.

— Но в то время нельзя было выезжать за границу, сниматься в сериалах…
— Я говорю, скорее, о девятнадцатом веке… Мне сама эта эпоха и время близки по духу.

— С чем же для Вас ассоциируется позапрошлый век?
— Если говорить о духе той эпохи, то мне нравиться, что наша страна была православной…

— В «Бедной Насте» согласились бы играть? Там все–таки девятнадцатое столетие.
— Наверное, нет. В таких теленовеллах все наигранное. Нам, молодому поколению, очень тяжело играть так, как играли раньше, как, например, потрясающе сыграл Евстигнеев в «Собачьем сердце». Нелегко восстановить то, что ушло. Но зато сейчас благодатное время в творческом плане. Можно делать то, что хочешь.

— А что Вы хотите делать? Офелию уже сыграли. Дело за Гертрудой?
— Я хотела бы поставить спектакль в Купаловском театре. Как режиссер. Есть определенные наметки, но говорить о них пока не хочу.

Итак, Ольга Фадеева оказалась немногословной. Как Грета Гарбо. Иногда даже создавалось впечатление, что она давала первое в своей жизни интервью. Но, наверное, отсутствие показной открытости у моей героини и стало для меня самым большим и ценным открытием в тот вечер. Я увидел сформировавшуюся личность, у которой есть все шансы стать настоящей Звездой большого экрана и сцены. По крайней мере, у Ольги Фадеевой есть все для этого необходимое. Дело за малым: Звезда ждет своего фон Штернберга или Роже Вадима. И еще. Я уверен, что все мечты Ольги Фадеевой сбудутся. И не только на сцене.

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0



Самые низкие цены

Великолепный век все 155 серий за 2400 рублей


Сваты все 6 сезонов+новогодние за 1150 рублей


Игра престолов все 7 сезонов за 1000 рублей


Кухня все 6 сезонов за 1000 рублей


Викинги все 4 сезона за 800 рублей


Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика