Всем друзьям рекомендую позднее отцовство

— Сергей, вы давно не проявляли себя как актер в кино. На фильм «12» согласились в большей мере из-за самой роли или, когда зовет режиссер такого уровня, просто глупо отказываться?

— Во-первых, когда зовет Михалков, иного решения быть не может — нужно соглашаться, потому как действительно это очень большой режиссер, всегда предлагающий что-то интересное. Если еще принимать во внимание, что мои с ним дружеские и рабочие отношения длятся уже около тридцати лет… Мы частенько обсуждаем вместе с ним различные идеи и проекты, какие-то он рекомендует мне к постановке. Поэтому, когда Никита мне позвонил и предложил роль в своем новом фильме, я, абсолютно ему доверяя, мог соглашаться, даже не читая сценарий. Ведь сотрудничать с ним — счастье, он настолько интересный человек.

— Ваш герой вам сразу пришелся по душе?

— Ну, сначала я увидел в сценарии персонажей, которые мне понравились гораздо больше. (Улыбается.) Естественно, главные роли… Знаете, когда актер читает сценарий, он всегда обращает внимание на те роли, которые ему никогда не дают. Таков закон. И все, что нужно в данной ситуации, — правильно к этому  относиться. Лично я — характерный артист и прекрасно отдаю себе отчет, что мне никогда не дадут играть героя. Да и не нужно этого — только кино портить. (Смеется.)

— В «12» вы так метко кидаете ножи…

— Да, два месяца тренировок по двенадцать часов. Везде их таскал за собой… Просыпался с ними, с ними же засыпал… Принципиально хотел научиться сам. Чтобы не снимать руки каскадера. Это было как вызов, лишнее доказательство того, что актер должен уметь делать все.

— Ваша мама работала бухгалтером на автокомбинате, папа был замдиректора винного завода в Баку, и вроде бы ничто не предвещало вам творческой карьеры. Что послужило поводом пойти на актерский факультет?

— Это не совсем так — моя мама очень хорошо пела. Причем не просто так, а любила обставить свои выступления красиво, с выходом, с шутками… Гости просили: «Ася, спой, пожалуйста!» И начинался настоящий концерт — театр одного актера. И мама с удовольствием это все делала. С папой у них отношения тоже были забавные — они вечно подкалывали друг друга. Кроме того, мой старший брат Владимир — профессиональный музыкант, хоровой дирижер.

Правда, в школе меня готовили в архитектурный институт, так как хорошо шло черчение и с абстрактным видением было все в порядке. Кстати, я ведь и собственный ресторан, и загородный дом построил по своим чертежам, не обращаясь к услугам архитектора. И вроде все получилось. Более того, Машка Голуб приехала ко мне, посмотрела и, спросив разрешения, построила себе точно такой же дом.

— Получается, у вас структурированный склад ума…

— Да, я достаточно легко могу себе представить любую конструкцию. И это нужно, между прочим, для того, чтобы снимать кино — видеть целостность фильма. И если вернуться к моему бакинскому детству, то я был с малолетства шутом гороховым. Любил смешить одноклассников, баловаться, садиться мимо стула, неуклюже падать… Так что жили во мне и лицедейские наклонности.  В коллективе я был любимчиком, и все мне пророчили актерское будущее. На актера я поступал еще у себя в Баку — завалился на сочинении, не знал русский язык. Поэтому пошел работать в местный Дом офицеров — открывал и закрывал занавес, выставлял огромные плакаты, нарисованные ужасным пьяницей-художником, зазывающие на очередной сеанс.  Через год, заработав денег, я приехал в Москву, с жутким акцентом сдавал экзамены при конкурсе 800 человек на место и только благодаря Олегу Павловичу Табакову поступил к нему на курс в ГИТИС. А так вся приемная комиссия была в шоке, когда услышала в моем пересказе, абсолютно без мягких знаков, повесть Гоголя «Нос».

— Сегодня вы занимаетесь режессурой, и вас нечасто увидишь на экране, тем не менее со зрительским узнаванием приходится сталкиваться?

— Да, но  я терпеть не могу проявления панибратства, которое неминуемо возникает, стоит только прийти популярности. Откровенно говоря, тяжело переношу, когда в меня тычут пальцем. По этой причине прекрасно себя чувствую за границей. Приезжаю к старшей сестре в Лос-Анджелес и отдыхаю там, где меня никто не знает, катаюсь на роликах, хожу по магазинам… Никто мне не говорит, как здесь… Прошлым летом на велосипеде, в шортах, заехал в известный народный гипермаркет, построенный рядом с нашей дачей, а там мне заявили: «А вы-то тут что делаете?!» При этом продавец не хотел меня обидеть, наоборот, волновался обо мне… Или похожий был случай в Алтуфьеве, тоже в супермаркете: я хожу между стеллажей, все с любопытством осматриваю, и вдруг подбегает ко мне мужик с криком: «Да это же вы?! В нашем магазине

, да ты посмотри! А почему здесь? Как дела, где работаете? Что-то не видно вас по телевизору…» «А я сейчас водителем в троллейбусе, — отвечаю ему. — Старый стал, в кино не снимают». Так что вот иногда бывает настроение — пошутишь, а чаще всего пребываешь в каких-то своих мыслях, заботах, и у тебя просто нет сил кому-то подыгрывать...

 

— А как часто вам сейчас поступают предложения как актеру?

— Где-то с частотой раз в неделю. Нередко, одним словом. Но мало мне что нравится. Вот в последний раз предложили роль не то что просто бандита, а уже отъявленного маньяка, убивающего людей на дороге, отрезающего им головы и хранящего их в холодильнике. Ну это уже за гранью. Порой я соглашаюсь на проект с более или менее приемлемым материалом, честно говоря, исключительно ради денег. Иногда меня привлекает либо само место съемки, либо личность режиссера, оператора, партнера… Правда, чаще всего отказываю — у меня же своя кинокомпания и ресторан, а это те организмы, которые требуют постоянного присутствия, контроля.

— Люди с художественной натурой особо остро переживают одиночество, вы его боитесь?

— Его все нормальные люди боятся, так как это неестественное состояние человека, которое не может принести счастья. У меня были времена, когда одиночество брало за горло, тогда я садился за руль, включал классическую музыку и катался по Москве… Выходил так из кризиса. А так я обожаю общение, приглашать гостей, готовить для друзей, устраивать шумные застолья... Особенно неравнодушен к воскресным обедам, когда собирается вся семья — все дети, жена, теща, кошки, собаки… Люблю, чтобы каждый рассказал что-нибудь о своих текущих делах, поделился и все бы это обсудили, а потом побеседовали о политике, спорте, кино…

— Вы производите впечатление чрезвычайно рационального и хозяйственного мужчины, это так?

— Я умею зарабатывать деньги на семью. Но вот копить их не умею, люблю тратить. Самая первая статья расходов — путешествия

. Причем в самые экзотические страны. Такое удовольствие забраться на какой-нибудь удаленный остров в Юго-Восточной Азии и поболтать о жизни с аборигенами или с ламами… Это радость не из дешевых, поэтому иной раз и приходится в кино играть кровожадных палачей, поджидающих своих жертв. (Смеется.) Хотя сегодня я мог быть уже супербогатым человеком, если бы соглашался снимать все бесчисленные сериалы, куда меня звали. Но это однозначно поглотило бы мою жизнь.

 

— Вероятно, многие знают, что вы были мужем, пожалуй, самой мистической актрисы российского экрана, Ирины Метлицкой. Как думаете, почему у нас до сих пор с ее уходом не появилось молодых актрис такого уровня?

— Настоящего не бывает много, да и не должно быть. Может быть, время другое или для других. Не знаю. Вопрос вечный.

— У нее был легкий характер?

— Не могу так сказать. Но она была абсолютно воздушным человеком. Очень чистым внутри, что как раз и позволяло ей быть чуть-чуть в отрыве от всех. В этом был ее дар, который к ней и притягивал. Глядя на нее, никогда нельзя было понять: ей плохо или хорошо. Она все время летала — было такое ощущение.

— Она умерла, оставив вам двоих сыновей, чем они сегодня занимаются?

— Старшему, Никите, двадцать один год, и в этом году он заканчивает МИЭФ, Высшую школу экономики, английский факультет. Получит диплом бакалаврасразу двух вузов — российского и английского университетов. Планы у него серьезные. Полагаю, он придется к месту в этой области. У него ясная голова и конструкторско-математический склад ума. Помню, еще в детстве он за двадцать минут собирал все образцы в «Лего», а позже уже придумывал что-то свое — замки, порты, аэродромы… И к французскому и английскому языкам у него всегда была симпатия, они ему легко давались. Другому сыну, Петру, восемнадцать лет, и он саксофонист. Уже год учится в Нью-Йорке, в университете, играет, сочиняет музыку, аранжировками занимается. Он там один, я иногда боюсь за него, но он, надо признать, парень очень самостоятельный. Мы ребят с раннего возраста вывозили за рубеж, обучали языкам, чтобы они уже чувствовали себя свободными, не зажатыми людьми мира. При этом мне приятно, что они оба не связывают свою будущую жизнь с заграницей, рассматривая ее только как этап, ступеньку в обучении.

— Кроме того, вы молодой папа, вашему младшему, Степану, от второй супруги, всего год и девять месяцев…

— Вы не представляете себе, какое это непередаваемое счастье — уже в солидном возрасте стать снова отцом. Ощущения не те, что в молодости. Зрелый папа — это сентиментальный, все разрешающий, даже тогда, когда видишь, что сын начинает этим пользоваться, капризничать… Так что вот такое воспитание, без всяких преград. И я очень рекомендую всем моим друзьям, пока не поздно, становиться отцами. (Улыбается.) Видишь эту кроху и понимаешь, что все не зря, что он поддержит, продолжит твое дело…

— Расскажите о жене…

— Лене 34 года, и она занимается рекламным маркетингом. Имеет высшее образование, владеет в совершенстве двумя языками. Она фантастически всеядна и работоспособна. Ее трудоголизм меня иногда даже пугает — она никогда не ляжет спать, если что-то недоделала. Но это ее внутреннее кредо, от которого уже никуда не денешься. Сидеть дома она не может — носится, разрабатывает какие-то проекты, меняет работы… Лена — обожаемый мною, очень любимый человек… Мы вместе уже одиннадцать лет. И познакомились как раз в этом же ресторане. Брат позвонил и говорит: «Тут девушка пришла красивая из  журнала, по поводу рекламы, приезжай!» Ну вот я и приехал. Так что в нашей встрече брат виноват. (Улыбается.) Я увидел Ленку, и как-то внутри мне все сразу стало понятно. Мы достаточно быстро сошлись и стали жить вместе. И сейчас я даже не представляю себе какую-то другую жизнь. Думаю, мне с ней повезло.

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0

Последнее видео

все

опубликовано: 26.02.2014

Оттепель (видео)

Последнии статьи

все

Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика