Татьяна Васильева. Интервью в журнале Hello

   Последние несколько лет Татьяна Васильева не дает интервью. «С некоторых пор я закрытый человек. У меня был период, когда я много рассказывала, но сейчас я о нем сожалею. Все это так опустошает!» И только женитьбу своего сына Филиппа актриса сочла весомым поводом для разговора. У Татьяны Григорьевны двое детей. Оба уже взрослые и самостоятельные. Татьяна Васильева дважды была замужем  – за актером Анатолием Васильевым, от которого у нее сын, и за актером Георгием Мартиросяном, от которого дочь. Поначалу брат и сестра не собирались становиться актерами. Лиза окончила журфак, а Филипп получил диплом юриста. Однако оба они по специальности работать не пошли – снимаются в кино. Филипп получил второе образование во ВГИКе, кроме кино играет в театре. А недавно он еще и женился на актрисе – Анастасии Бегуновой, и теперь у него у самого актерская семья. С Настей они познакомились три года назад, когда играли в одном спектакле – «Белла Чао». Год назад они стали встречаться, а в июне этого года стали мужем и женой. На свадьбе сына Татьяна Григорьевна была удивительно спокойной. Это Лиза, которой всего 21, расплакалась от волнения, а за плечами ее мамы  –большой опыт по части отношений, и она знает: все покажет время.

 Татьяна Григорьевна, вы довольны выбором сына?

– Конечно! Но это, в первую очередь, его выбор и поэтому даже не обсуждается. Я не вмешиваюсь в их отношения. Филипп, он очень впечатлительный, а своим замечанием я могу случайно навредить. Моя мама конфликтовала с моими мужьями, и мы с ней из-за этого ссорились. Она была права по сути, но надо было немного потерпеть, пока я не созрею и не увижу это сама. Я стараюсь все мамины ошибки учитывать.

 После двух неудачных браков от чего вы хотели бы предостеречь детей?

– Надо уметь терпеть, не быть эгоистом в отношениях. И уважения должно быть больше, чем любви. Филиппу важно поддерживать свою жену, тем более что Настя — актриса. Молодым актрисам всегда очень важно, когда есть близкий человек, который в них верит, который всегда скажет: «Они мизинца твоего не стоят!»

 У вас так было?

– Мои мужья меня как актрису очень ценили. Как женщину – не знаю, я уже не берусь об этом рассуждать. Выясняется, что вроде они меня и любили, а может, и любят. Но для этого надо было жизнь прожить.

 Да и любовь разная бывает...

– Конечно. И она совсем не такая, как тебе хочется, и она не такая, что ты можешь сказать: да, меня любят. Человек может вообще никогда не раскрыться, и ты никогда не узнаешь, как он мог любить! Любовь – это настолько… я не знаю, что это такое. Я прожила огромную жизнь и не знаю, что это такое. Раньше знала, теперь нет.

 Дети советуются с вами в вопросах личных отношений?

– Лиза часто со мной советуется, быстро ориентируется, и ей очень нужна моя поддержка. А вот Филипп как настоящий мужчина впадает в истерическое состояние и, если ты выскажешь свое мнение, он замучает расспросами. Он вообще очень импульсивный. Он ведь был уже один раз женат, в 16 лет. Уехал в Челябинск, обвенчался с девушкой, а потом... Потом они поколотили друг друга несколько раз, и я его попросила, чтобы они развенчались. Я надеюсь, что с 30 лет у него начнется какой-то взрослый отсчет.

 Какими бы вы хотели видеть своих детей?

– Несколько вещей мне бы хотелось им оставить на память о себе. Чтобы не судили строго людей, чтобы спрашивали себя – а как бы я поступил на их месте? Чтобы не сгибались. Меня волнует их сопротивляемость. Хотя во многом они уже со мной могут посостязаться. Например, Филипп после школы так растолстел, что я испугалась, а потом так похудел, что я тоже испугалась. За год – на 46 килограммов. Когда он начал  заниматься спортом, то переломал все тренажеры в клубе – вешал на них столько «блинов», что они не выдерживали и обрывались. Ему кажется: мало, мало, мало, давай еще и еще. Наверное, он этим в меня. Я тоже не знаю пределов, и не хочу их знать, и не хочу смириться с тем, что у меня есть. Вот я так же занимаюсь спортом – по два часа каждый день. Я не могу признаться себе в том, что я что-то не могу.

 Ну есть же вещи, которые очевидны. В какой-то момент понимаешь: космонавтом не станешь уже, балериной тоже...

– Если бы вопрос встал какой-то серьезный, быть мне балериной или нет – я бы стала! Для меня есть слова «надо» и «должна» – в моей жизни они главные. Я бы хотела их оставить в наследство своим детям. Хотя, когда я вызывала как-то к Филиппу психолога, он работал в основном со мной и сказал мне: «Что вы к нему прицепились? Он ничего никому не должен!»

 Лизе всего 21, а у нее уже серьезные отношения и намерения. Вы не считаете, что ей рано семью заводить?

– Я ей наоборот намекаю, что молодость очень быстро проходит, в прямом смысле. То, что у тебя есть от природы, без уколов и пластики, – это все мимолетно. Надо хотя бы осознавать, что так будет не всегда, что уже на пятки наступают 16-летние.

 В профессиональном смысле наступают?

– Нет, ну почему? Не только. А быть женщиной это тоже профессия. Быть красивой, манкой, интересной  – это тоже очень важно.

 Вы уставали когда-нибудь от необходимости быть интересной?

– Нет, мне это не в тягость, потому что ничего особенного для этого не требуется: ты должна быть ухоженной, у тебя должна быть хорошая кожа, и все в твоих руках. У меня уходят тонны крема, и в любой момент, если придется раздеться, я не испытаю никакой неловкости, потому что я качаюсь, ухаживаю за собой. Я хвалюсь сейчас, я говорю о том, как это просто.

Кто из детей больше похож на вас?

– Сложно сказать. В них очень много от отцов подмешано, что мне совершенно противоречит. Хотя Георгий (отец Лизы Георгий Мартиросян. – Ред.) сейчас так изменился, я даже не ожидала от него таких перемен. Они общаются с Лизой, это очень серьезно и важно, она его очень любит, любила всегда. Сейчас мы все общаемся, у нас хорошие отношения, намного лучше, чем в браке. Мы терпимее, добрее, помогаем друг другу, проводим вместе время, для меня все стало более приемлемо. Я возвращаюсь, когда мне надо, сплю, сколько мне надо, у меня пустой холодильник, я не должна никому готовить. У меня дома кефир и кусок творога.

 Что, и все?

– Если в доме есть гречка, молоко и творог, мне больше ничего не надо. Для меня самая большая радость – съесть несколько картошек с растительным маслом, но это я себе, конечно, уже позволяю лишнее.

 Но так же не всегда было?

– Нет. Я была очень крупная, похудела на 16 кг. У меня была роль одна, я должна была Еву играть в таком трико, как будто голая, и вот когда я увидела этот кошмар в зеркале, решила, что все! Так что надо держаться.

 Язык не поворачивается задать вам этот вопрос, но все же  вы хотите внуков?

– Да, уже хочу. У меня циклами появляется желание держать малыша на руках. Вот сейчас есть такое опять. Когда я хотела своих детей, я не могла видеть беременных. Так мне нужны были свои дети!

 У вас какое ощущение  что дети обособляются или что вас становится больше?

– У меня нет ощущения, что они уходят в другую жизнь. Но и правом быть одной семьей я не пользуюсь. Они хотят, чтобы я приезжала к ним, но этого я не могу делать. Их я принимаю всегда, а сама не могу приходить туда, где они живут самостоятельно. Может быть, потому что там все не по-моему, а изменить я ничего не смогу.

Можно сказать, что вы научились не дергаться за детей?

– Нет, ни в коем случае! Если я по 15 раз на дню не позвоню одному-другому, не успокоюсь!

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0

Последнее видео

все

опубликовано: 26.02.2014

Оттепель (видео)

Последнии статьи

все

Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика