Средиземноморец из Петербурга

Российская газета: Долго пришлось ждать встречи с вами, чтобы побеседовать. Интервью после спектакля, чуть ли не в полночь, для вас - норма?

Борис Хвошнянский: Утро и день я провожу на съемках сериала "Слово женщине". Вечер - в театре. Плюс гастроли с московско-питерской антрепризой "Ванна из лепестков роз" и со "Смешным театриком". Такой "калейдоскоп", когда внутри все должно быстро перестроиться, мне по душе. Нравится быстрая, немного нервная смена состояний, образов, костюмов. Это моя стилистика - с корабля на бал.

РГ: Конец сериалу "Слово женщине" близок?

Хвошнянский: Планировали снять 253 серии. Сейчас пишут, по-моему, 213-ю. Главное, чтобы чернил хватило.

РГ: Что вы приобрели в итоге, какой опыт?

Хвошнянский: Прежде всего нервный стресс, легкую паранойю, некоторые психические отклонения. Серия в день, двадцать минут на сцену, огромное количество персонажей, их сложные жизненные перипетии... Надо помнить, кто кому "дядя", кто "тетя", кто чего хочет, что первостепенно, а что нет. При таком темпе слишком многое приходится держать в голове. Сцены, как известно, снимают не подряд, сначала может быть финал, а через неделю снимается только начало истории. Порой руки опускаются. Но могу сказать искренне, никто не халтурит. Актерская природа просто сопротивляется безделью в кадре.

РГ: Вы же знали, на что шли. "Слово женщине" - адаптация мексиканского "мыла".

Хвошнянский: Во-первых, рублем заманили, не скрою. Во-вторых, я при деле. В-третьих, всегда есть надежда, что нынешнее будет лучше предыдущего.

РГ: Многие сериалы рассчитаны на домохозяек. Ваша жена не из этой категории женщин? Смотрит ли она фильмы с вашим участием?

Хвошнянский: Старается не смотреть, ссылаясь на занятость! Она тоже актриса, служит в МХТ - Юлия Шарикова. Время от времени мы меняем среду обитания: или она приезжает в Питер, или я еду в Москву.

РГ: Из-за ежедневной "каторги" пришлось, наверное, отказаться от других предложений. Не жалеете?

Хвошнянский: Совмещение возможно. Параллельно со "Словом женщине" я снялся в Петербурге в "Гончих-3", "Подводных камнях", в Москве - в фильмах "Я буду жить", "Школа для толстушек". Взвалить на себя что-то еще - физически не вынести. А еще театр, его нельзя подводить.

Месье Лебло, приударивший за вдовой

РГ: Как вы очутились на сцене прославленного акимовского театра, в постановке художественного руководителя Татьяны Казаковой "Хитрая вдова" по пьесе Карло Гольдони? Подарок судьбы? Случай?

Хвошнянский: Меня "сосватала" на роль француза, месье Лебло, очаровательная актриса Театра комедии Елена Руфанова, та самая "хитрая вдова". Были смотрины. При встрече с Татьяной Казаковой мне показалось, что впечатления француза я на нее не произвел. Да и просто впечатления. Однако начали репетировать, и работалось с удовольствием, хотя спектакль создавался не просто. Но ни один артист и режиссер существенно не пострадали, обошлось "малой кровью". Теперь играем, и когда у меня заканчивается одна сцена, а впереди следующая, я жду ее с искренним нетерпением!

РГ: Хотелось бы стать штатным работником Театра комедии?

Хвошнянский: Это моя болевая точка. Конечно, с одной стороны, лестно принять предложение и войти в труппу, с другой - риск эту труппу подвести, если много работы "на стороне". Во мне по-прежнему живет ощущение, хотя и устаревшее, что актер должен быть предан театру до конца и ответственность перед зрителем и сценой должна быть. Лавировать между театром и кино в один прекрасный момент, я боюсь, может не получиться, и тогда выбор будет жестким! Потому я пока на вольных хлебах и не спешу связывать себя обязательствами. Проработав 7 лет в репертуарном театре, знаю, каково совмещать театр и кино... И кино - это кормилец.

В 1992-м, когда я закончил институт, в театре было нечего делать. Ни творчества, ни "семьи", как в прежние времена, ни денег. Я оказался в театре "Буфф" без особых надежд на прекрасное будущее. Хотя надо отдать должное художественному руководителю Исааку Романовичу Штокбанту: в "Буффе" был максимальный контакт артистов со зрителями, почти без "четвертой стены", и мне это очень помогло в будущем.

Кино - штука деликатная

РГ: А из "Смешного театрика" вы не ушли?

Хвошнянский: Не ушел. Отношения с ним складываются время от времени. Когда оно у меня есть, я там работаю. "Смешной театрик" вышел в 2001 году из "Буффа" (семь артистов). Это художественная артель в жанре кабаре, эстетический "продукт", не дешевая развлекуха. В репертуаре остроумные номера с хорошей драматургией, скетчи, музыку исполняем сами. Сейчас репетируем "Дюжину ножей в спину революции" Аркадия Аверченко. У нас хорошая команда, мне там интересно.

РГ: Когда вы учились в институте, вам определили амплуа? Скажем: будешь играть героев-любовников.

Хвошнянский: Мы ставили "Милейшего Селимара" Лабиша, дальше "Горячее сердце" Островского, Чехова, Ростана. Огромное спасибо моему мастеру Владимиру Викторовичу Петрову за то, что он давал мне возможность проявлять себя не только в легких комедиях и водевилях, а и в другом материале: я играл Треплева в "Чайке". Меня, напротив, старались вытащить из тех рамок, в которых мне удобнее, где я чувствовал себя комфортно.

РГ: А какие роли чаще всего предлагают вам в кино, где очень важен типаж?

Хвошнянский: Вы не представляете, от какого количества итальянцев, французов, цыган я отказался! И от одного еврея. Любая латиноамериканская страна - я тут как тут. (Смеется.) Была забавная история. Однажды я заполнял анкету в московской компании "Амедиа". Там был пункт "тип внешности", и дальше шел перечень - русский, европейский, кавказский, семитский, средиземноморский, латино... Я растерялся. Обратился к ассистентке. Она говорит: "Ежу понятно! Конечно, средиземноморский". Потом Дмитрий Иосифович Светозаров посоветовал мне иметь такой псевдоним. В "Смешном театрике" я под ним и фигурирую: "Средиземноморский Б. А.".

РГ: Кто-то написал в Интернете: "В игре Хвошнянского чувствуется питерская актерская школа". В чем ее особенность, по-вашему? Работая в Петербурге и Москве, вы ощущаете разницу между нашими и московскими актерами?

Хвошнянский: Странность в том, что, снимаясь в Петербурге, чувствую, что москвичи играли бы ярче. И я грешу на Питер. А когда снимаюсь в Москве, не оставляет убеждение, что питерские были бы изящнее, тоньше... Сейчас времена, когда по амбициям несложно с первой попытки угадать - петербуржец ты или москвич. Первый, как правило, "ручной" и неизбалованный деньгами, второй - и ногой топающий, и голос повышающий. Но в результате мера одна - опыт и талант.

РГ: В кино вы начинали, как многие петербургские актеры, с "Улиц разбитых фонарей", "Агента национальной безопасности", "Убойной силы". Кого считаете своим "крестным отцом"?

Хвошнянский: Начал с "Улиц...", как положено! Серию снимал Бортко, и меня он не заметил. Я был как микроб - небольшая роль... Первые 2-3 года меня быстро умерщвляли: натворил пакостей - и сразу на тот свет, чтобы справедливость торжествовала. Благодарен Светозарову, именно его я называю своим "крестным папой", он дал мне роль в серии "Доктор Фауст" в "Агенте...", дальше были "По имени Барон", "Танцор", под его руководством снимался "Дилер". Хорошим уроком была работа у Виталия Мельникова в фильме "Бедный, бедный Павел". Костюмная историческая драма. Я пришел на съемку с полным набором театральных штампов и играл так, как привык существовать на сцене, ориентируясь на 40-й ряд. А Виталий Вячеславович осадил меня: "Стоп, мы всю эту театральщину ликвидируем". Тут я и осознал, что кино - штука деликатная.

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0



Самые низкие цены

Великолепный век все 155 серий за 2400 рублей


Сваты все 6 сезонов+новогодние за 1150 рублей


Игра престолов все 7 сезонов за 1000 рублей


Кухня все 6 сезонов за 1000 рублей


Викинги все 4 сезона за 800 рублей


Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика