Оперная прима Анна Нетребко. Звезда в джинсах

НА ЗАПАДЕ ее называют «звезда в джинсах», «оперная прима нового поколения». Анна действительно не похожа на оперных примадонн — худенькая, очень живая, имеет разряд по акробатике и легкой атлетике, любит модно одеваться и проводить время в шумных компаниях друзей. Друзей у нее хватает, а вот со временем — сплошной цейтнот. Ее выступления расписаны вперед на несколько лет. Нетребко жаждут заполучить самые лучшие оперные сцены мира. К счастью, в гастрольном графике певицы Россия стоит не на последнем месте. В конце июня Анна будет выступать в Питере на фестивале «Звезды белых ночей». На родине Нетребко любят и ценят. Подтверждение тому — Государственная премия в области культуры, недавно врученная ей президентом В. Путиным.

Певцу на сцене реклама не помогает

— ОПЕРА считается самым мимолетным и самым условным видом искусства в отличие от живописи, кино, литературы. Вышел на сцену, спел — и ничего не осталось. Как вы думаете: не убьет ли оперу современный ритм жизни?

— Таких сложных прогнозов я делать не берусь. Но по собственным ощущениям могу сказать, что опера — это потрясающее искусство хотя бы потому, что это живое искусство. И никакой самый мощный компьютер, никакие стереоустановки никогда не заменят звука живого человеческого голоса или оркестра.

— На Западе сейчас популярен жанр «кроссовер» — некий гибрид популярной музыки и классики. Как, по-вашему, имеет ли смысл смешивать «высокое» и «низкое»?

— Если этот жанр популярен — а он сегодня популярен, — значит, он имеет право на жизнь. Лично я этим заниматься не собираюсь. На мой взгляд, опера — элитарное искусство. До него надо, что называется, дозреть. Да, это не так просто. Но зато однажды, когда вы откроете для себя оперу, этот мир будет вас питать всю жизнь.

Я тоже далеко не сразу поняла прелести этого искусства. В детстве переключала телевизор каждый раз, когда там показывали оперный спектакль. Но, взрослея, начала ходить в Мариинский театр и в какой-то момент поняла, что это — нечто невероятно страстное, настоящее. И что этим я хочу заниматься всю жизнь.

— Ваша карьера складывается очень удачно и в России, и на Западе…

— Особенно на Западе.

— Но за границей сегодня масса русских певцов обивает пороги театров в надежде заключить контракт. Зачем? Может, на родине их карьера сложилась бы более успешно?

— В России их карьера не может сложиться хорошо, потому что у нас, к сожалению, на всю страну — два или три оперных театра, которые нормально функционируют. А каждая консерватория ежегодно выпускает до двадцати оперных певцов. Вот и смотрите — где они здесь могут пристроиться?

На Западе, кстати, хватает и своих певцов. Конкуренция высока. Но это — законы современного мира, которые мы не можем изменить.

— Сейчас все чаще звучит мнение, что в опере ХХI века многое решают деньги, внешность, связи, а не голос.

— То, что называется «промоушен», реклама, действительно очень важно. Но когда певец выходит на сцену, ему не помогает уже ничто. Если певец не может спеть, значит, он посредственность. И его удел — обивать пороги.

Пение — это тяжелый физический труд

— РАССКАЗЫВАЮТ, что в самом начале вашей блестящей карьеры вам пришлось даже уборщицей поработать. И что Гергиев вас именно тогда и заметил — когда вы в Мариинке полы мыли.

— Уборщицей в Мариинке я действительно подрабатывала, а вот все остальное — выдумки. На самом деле я выиграла Конкурс им. Глинки, и мы с моим педагогом решили, что можно попробовать прослушаться в Мариинский театр на небольшие партии. Меня взяли. Но пела я в итоге не Барбарину, а Сюзанну — одну из ведущих партий. Так решил режиссер. Я сидела на репетициях, а он меня попросил: «Ну-ка, сделай!» Я спела все с первого раза. И меня поставили на спектакль. Это было, наверное, первое везение в моей карьере.

— Считается, что голос надо «кормить». А у вас — идеальная фигура, ни одного лишнего килограмма.

— О! Есть я очень люблю и хорошо разбираюсь в разных кухнях мира. И мне иногда приходится собирать волю в кулак, чтобы не переборщить. Иногда это не получается, и тогда я (надувает щеки) расплываюсь. Как и любая женщина.

— Если много не есть, то откуда тогда силы берутся, чтобы петь сложнейшие партии?

— Я на сцене уже почти 15 лет. И мой рецепт успеха один — работать надо! Пение — это тяжелый физический труд, который требует, как и профессиональный спорт, ежедневных многочасовых тренировок. Просто так не выйдешь и не споешь.

— В России после спектакля актеры обычно шумной компанией едут куда-нибудь отмечать успех — в ресторан или на чью-нибудь кухню, где посиделки обычно затягиваются до утра. На Западе есть такая богемная жизнь?

— Это есть в каждой стране. Я вообще не сторонник пьянства, хотя могу отдать должное хорошим спиртным напиткам. На Западе не очень-то принято напиваться. Но весело провести время любят все. Напряженный режим работы не позволяет нам проводить ночи на дискотеке, поэтому после спектакля, как правило, мы едем в хороший ресторан.

— 5 миллионов рублей — Госпремия — это большие деньги для вас?

— Это огромные деньги! Пока еще не знаю, что с ними делать. Но обязательно потрачу их разумно. Точно не на себя. На себя я трачу то, что зарабатываю пением.

— По западным меркам вы состоятельный человек?

— Да, у меня все есть, мне ничего больше не надо, кроме здоровья и счастья моих близких.

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0

Последнее видео

все

опубликовано: 26.02.2014

Оттепель (видео)

Последнии статьи

все

Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика