Из всех женских ролей сыграл бы Кармен

"Я сравнивал себя с Леоновым"

- Как вам работается с Балабановым в "Жмурках"?
- Я очень уважаю этого человека. Алексей, по-моему, впервые в российском кинематографе собрал такую обойму ведущих актеров страны и сконцентрировал их в одной, не скажу что уж очень сложной истории. Он нашел ключик, создал образ истории, сочинил ее изображение, которое будет супероригинальным, ярким и, наверное, опять провокационным и скандальным.
- А вы уже представляете, какая это будет картина?
- Конечно, не представлял бы, не стал бы играть. Я удивляюсь другому. В былые времена в других фильмах Алексей делал мне больше замечаний. Он ставил задачи, а я, кивая головой, не всегда выполнял их. Мы ведь люди творческие, самовольные, хулиганы. Его это раздражало. Поэтому раньше Алексею со мной было тяжелее, как мне казалось. Хотя, возможно, он и уважал меня как актера, иначе бы не работал бы со мной столько лет. Все-таки пять фильмов вместе прошли. А в "Жмурках" он на меня почти и не ругается, относится ко мне как-то по-отечески. Говорит, доволен моей работой. Я ведь с ним не работал с 2000-го года, после "Брата-2".
- Кстати, тогда вы сказали, что на "Брате" ваша с Балабановым совместная деятельность закончится.
- Да, было такое. Мы с ним эти четыре года даже не общались. Наверное, мы и друзьями-то никогда не были, но у нас крепкий творческий союз. В свое время журналисты окрестили меня талисманом Балабанова. Вспомните, мы начинали с ним в 1990 году с фильма "Счастливые дни". Тут же молодой Балабанов полетел в Канны. Затем был "Замок" по Кафке - Берлинский фестиваль. "Про уродов и людей" вообще весь мир посмотрел. Ну а потом сняли "Брат" и 'Брат-2", после которых я стал известным по всей Руси-матушке.
- Но до этого фильма была еще "Комедия строгого режима", где ваша роль намного сложнее.
- Да, но почему-то такого ажиотажа, как после "Брат"х, не было, и ваш брат-журналист своим вниманием меня не очень баловал. Конечно, в "Комедии" моя роль куда интереснее, там есть перевоплощение. В какой-то момент я даже сравнивал своего героя Зуева-Ленина с работой Евгения Леонова в "Джентльменах удачи". В "Комедиии" тоже три этапа, три ипостаси: заключенный, Ленин и так скажем переход из одного качества в другое. В этом смысле я согласен с тобой. Однако популярность пришла ко мне все-таки после "Брата".
- Кстати, во многих фильмах вы играете под своим именем. Случайность?
-Это моя инициатива. Мне кажется, Виктор всегда соответствовал тем персонажам, которых я играл. Это имя в переводе означает гпобедительх, когда человек чего-то добивается, а потом все рушится. Так же я борюсь с собой. Я был Виктором в "Бакенбардах", "Комедии строгого режима", "Про уродов и людей", в "Брате".

"Взорву весь мир к едрене фене"

- И часто вы боритесь с собой?
- Я имел в виду внутреннюю борьбу для достижения какой-то цели. Ведь сегодняшний Сухоруков п это не продукт определенного круга людей. Перед тобой сидит результат собственного приготовления, собственного производства, собственного сочинения. Для того чтобы стать сегодняшним Сухоруковым, благополучным, розовощеким, удачливым, болтливым, вертлявым, карнавальным клоуном, в котором замешано и лукавство, и шизофрения, и красное, и белое, мне пришлось пройти непростой путь. Это и тунеядство, и пьянство, и одиночество, и неудачи в театре, в кинематографе. Я стал сниматься в 40 лет.
- Помню, в одном из интервью Сергей Бодров поделился поразившей его историей, которую вы ему поведали. История, если не ошибаюсь, касалась как раз того тяжелого периода в вашей жизни, когда вы еще не снимались в кино.
- Рассказываю. В 1984 году, во времена моего небытия, моего умирания в кавычках, распада, когда я вылетел из театра, где пили все, но выгнали именно Сухорукова. Когда мой телефон отключили за неуплату, сгорел единственный черно-белый телевизор, и я ходил и собирал окурки, я почувствовал дно моей вселенной, слава Богу, оно оказалось твердым. На этом дне стояла скамейка с видом на огромный проспект в Петербурге. Я сел на эту скамейку и спросил себя: "Ну и что дальше? Все? Конец?". И вдруг передо мной как будто образовалась невидимая стенка. Весь мир словно оказался за пределами моего сознания, за стеклом (есть такая смешная передача). Я отстранился от этого мира и неожиданно увидел: идут люди, еду машины, работают магазины, мигают светофоры, мир шумит, гудит, стоит, спешит, разговаривает, дышит, живет. Но без меня. "Как же так?! - думаю про себя. - Я же здесь, а они меня не видят, не замечают. Значит, я им не интересен, не нужен, они про меня не знают. Я умер!". Я жутко испугался этого. Но вдруг понял: мне сейчас дана прекрасная возможность наблюдать за миром без меня! И почувствовал гнев, ведь я здесь родился, учился, служил, любил, пил, страдал, все было, и теперь вы - без меня?! Рано хороните. Я еще приду, поднимусь, взорву весь этот мир к едрене фене. И через какое-то время моя жизнь изменилась. А Сергею Бодрову эту историю я рассказал во время одной из наших многочисленных бесед, когда мы жили в гостинице в Чикаго.

"Такую голову любят все художники-гримеры"

- Значит, такой имидж вы сами себе придумали?
- Я понял, что ты имеешь в виду. Голову мою придумал Балабанов. Побрил меня в 97-м году, и так я с ней и живу, мне нравится. Я в ней симпатичней что ли, интересней, а с волосами становлюсь простым, рядовым. Но главное, такую голову любят все художники-гримеры. Может, поэтому в последнее время мне все больше предлагают персонажей с волосами.
- Похоже, работа для вас - это все. А как же семья?
- Семья... Есть близкие люди, друзья. Они моя семья. Наверное, больше нечего сказать.
- Как вам работается с женщинами-актерами?
- Хорошо, люблю с ними работать. Мне почему-то меньше везет с женщинами-режиссерами. С ними у меня постоянные сложности. Так было в "Теории запоя", в "Богине".
- Женщину сыграли бы?
- Только при острой необходимости.
- А какую? 
- Конечно, Кармен! Конечно, с испанским налетом!
-Для вас каждая роль - событие или есть роли, которые вы, может быть, и не стали бы играть?
- Пожалуй, у меня нет нелюбимых ролей. Это там, в начале пути или когда за спиной еще ничего нет, я, возможно, и сказал бы: "Как мне охота сыграть Красную Шапочку или Гамлета". Сейчас у меня есть выбор. Правда, недавно поймал себя на мысли, что пропадает ощущение новизны, события, как ты сказал. Терять это ощущение очень не хотелось бы. 

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0



Самые низкие цены

Великолепный век все 155 серий за 2400 рублей


Сваты все 6 сезонов+новогодние за 1150 рублей


Игра престолов все 7 сезонов за 1000 рублей


Кухня все 6 сезонов за 1000 рублей


Викинги все 4 сезона за 800 рублей


Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика