Интервью High Times: Элайджа Вуд

Когда в 1994 вышла «Война», игра Элайджи Вуда заставила кинокритика Роджера Эгберта объявить его “самым талантливым актером своей возрастной группы в истории Голливуда”. Несомненно, Вуд был голливудским вундеркиндом с того момента, как он впервые появился в музыкальном видео Полы Абдул “Forever Your Girl”, восьми лет отроду. Поколение детей выросло на его ранних фильмах, включая Radio Flyer, Forever Young, The Good Son и Flipper.

Его моложавая внешность и заметный талант могли обеспечить мощную карьеру актера молодежных фильмов, но Вуд в свои тридцать сделал ловкий переход к взрослым ролям.

Более всего известный как Фродо Баггинс из Повелителя колец, он сделал сознательное усилие для расширения диапазона, сыграв серийного убийцу в Sin City, втянутого в ирландскую банду крутого парня в Ash Wednesday, и фаната британской футбольной команды в Green Street Hooligans. Теперь он играет главную роль в насыщенном планом комедийном сериале Wilfred на FX, где он играет вполне нормального парня, если не брать в расчет того, что его лучший друг – пес-полукровка Вилфрид (сыгран Джейсоном Ганном), описываемый как “наполовину лабрадор, наполовину Рассел Кроу с придурью”.

Говорят, что Элайджа Вуд попал в шоу-бизнес потому, что мать искала применение его избыточной энергии. Похоже, определенный эффект достигнут, но у него все еще есть чем поделиться. Сегодня Вуд вовлечен в массу проектов, включая собственный звукозаписывающий лейбл.

Недавно Вуд пообщался с нами о новейшем тектоническом сдвиге в Голливуде, где, наконец-то, план стал давать большие цифры в бокс-офисе.

Когда был сделан “Повелитель колец”, мы читали отзывы, что персонал курил план прямо на месте съемок из-за больших простоев.

Честно? Я не слышал этого, но не удивлен. Думаю, у новозеландцев здоровые отношения с марихуаной. Это определенно один из аспектов их жизни, новозеландцы глубоко связаны с природой. Но мне нравится это! Это так здорово! Это так великолепно! Я имею в виду, марихуана и “Повелитель колец” очень прочно были связаны, долгое время.

Почему, как думаешь?

Марихуана и фэнтэзи всегда были связаны, на каком-то уровне. “Повелитель колец” был принят контркультурой 60-х. В книге есть прямые упоминания “трубочной травы”. Наверняка не нужно большого воображения, чтобы интерпретировать эту траву как план, или заметить намек. Трубочная трава очень популярна среди хоббитов, особенно среди них. Они живут на природе, весьма расслабленны, любят есть и спать. Мне они кажутся похожими на укурков.

Похоже, Голливуд полностью изменил свое отношение к плану.

Абсолютно. И план показывают в хорошем свете. Комедия укурков вернулась. Когда выходят такие вещи, как Pineapple Express, с самыми большими комиками вроде Джеймса Франко – мы уже можем говорить о главных голливудских проектах.Твое новое шоу “Вилфрид”, похоже, очень аккуратно сделано именно для укуренной аудитории.

Я получил сценарий “Вилфрида”, и он оказался одним из самых смешных текстов, что я читал когда-либо, единственным в своем роде. “Вилфрид” это курящий бонг австралиец в костюме собаки. Это довольно смешно само по себе. В пилоте, мы с Вилфридом вламываемся в дом соседа и воруем кучу растений плана – он вынуждает меня. Есть немало сцен, где Вилфрид и Райан просто тусуются, покуривая план. На самом деле, у Райана дома есть целая зона, в подвале, где они тусуются, сидят на кушетке, курят траву.

Персонаж Вилфрида открыт для интерпретаций: является ли он проявлением мыслей моего персонажа?

Думаю, он отражает больше, это сила, которая двигает моего персонажа в направлениях, непригодных для движения в здравом уме. Есть также и чувство, что в сердце Вилфрида есть свои собственные стремления.

Как широко распространилось, по твоему мнению, употребление марихуаны в Голливуде?

Оно дошло до такой точки, что кажется естественной частью жизни людей. Это определенно не табу; я знаю большое количество людей с медицинскими карточками. Люди абсолютно спокойно говорят об этом. Непохоже, что кто-то пытается держать данный вопрос в тайне. Это часть жизни людей, очень привычная.

Ты живешь в Калифорнии. Каковым видится будущее плана там?

Думаю, само положение о нелегальности марихуаны находится на грани смехотворности. Я живу возле отличного диспансера – Farmacy. Он выглядит очень солидно, это гибрид диспансера и магазина продуктов для здорового питания. Они предлагают разные травы общеукрепляющего спектра, и персонал хорошо разбирается в предмете. Я живу в этом районе. Считаю, что это должно быть стандартом. Это показывает, чего мы можем достичь – на самом деле, мы уже достигли этого, потому что это существует.

Десять лет назад многие голливудцы неохотно говорили о марихуане – даже о медицинской. Ты судя по всему, не ощущаешь напряжения.

Это глупо, быть напряженным по поводу такой естественной вещи. Если честно, я не такой уж курильщик плана – он со мной не очень сочетается. У меня есть друзья, которые курят, и делают это на протяжении лет. Я всегда хотел достигнуть этой степени комфорта и выносливости, но я не вынослив. Однако, я всегда был защитником. Я всегда ощущал, что ее надо декриминализовать. Мы тратим деньги налогоплательщиков на запирание людей за такую безвредную вещь.

Несомненно. В последнем году США потратили 15 миллиардов на Войну с наркотиками.

15 миллиардов – Господи! Послушайте, ведь есть вещества, которые невероятно вредны. Метамфетамин тому пример – очень дешев, легко синтезируется, в большинстве случаев разрушает жизнь. Так что меня не делает счастливым, что он повсюду.

У нас очень интересная ситуация с наркотиками в стране. Война против наркотиков бьет по всему, от самого вредного до самого безвредного – марихуана самая безвредная. К тому же наша медицинская система снова и снова прописывает наркотики детям и взрослым, которые часто не нуждаются в них. Потребители тратят миллиарды долларов на легальные вещества, которые могут быть попросту опасными. У них у всех побочные эффекты.

Посмотрите на лекарства, которые прописывают детям. Когда я был ребенком, ни о каком дефиците внимания не говорили, а теперь он появился. Я не настолько сведущ, чтобы говорить авторитетно, но я чувствую, что дети это дети. Есть гиперактивные дети, в то время как есть и спокойные, но это не обязательно значит, что они болеют.

Рецептурные препараты помогают многим людям, но они могут создать им же проблемы, которые совсем не нужны. Для некоторых людей лекарства представляют простые решения. Мы сегодня живем в мире, где все посвящено удобству и быстрым ответам: “Я толстый, и значит я съем специальную таблетку”. Но простой вариант не обязательно и самый лучший. Думаю, во многих случаях легко убедиться, что простой вариант может быть самым вредным.

Как ты смотришь на сагу Чарли Шина?

Он потерялся. Он наверняка будет говорить противоположное: что он вышел на новый уровень. Может быть. Парень, похоже, потратил большую часть своей жизни, наслаждаясь субстанциями, и если верить тому, что он говорит – без особых проблем. Он наслаждался ими, ему не были нужны Анонимные Алкоголики, он может бросить сам, он говорит. Все карты ему в руки, скажу я.

Определенно, в течение примерно двух недель мир смотрел шоу Чарли Шина, и это было невероятно весело. Но мы также смотрели, как кто-то разрушается – что многое говорит о том, в каком мире мы живем. Мы одержимы знаменитостями, и мы одержимы наблюдением за распадом другого человека. А потом это становится вчерашней новостью. Две недели прошло, и всем надоело. Но парень-то по-прежнему разваливается.

Мы – мир вуайеристов, это всегда было аспектом нашего существования. Никогда ранее наши медиа не были так развиты, и мы никогда не могли так близко и подробно рассматривать жизни других посредством Интернета и реалити-шоу. Это немного пугает, но пути назад нет. Явление повсеместно, и пока огромное количество людей не скажет, что они устали от него – а такое никогда не произойдет – шоу будет продолжаться.

Где заканчивается ответственность кинозвезды перед поклонниками?

Хороший вопрос. Понятие довольно пластичное – у каждой звезды свои особенности отношений с поклонниками. Я дружу с Оливией Манн, и она задает сумасшедший стандарт – и восхитительный в то же время: она общается с фанатами и поддерживает с ними крепкую связь. Не знаю, получится ли так у каждого.

Важно понимать, что есть ответственность, что надо быть добрым и принимать факт уважения людей к твоему труду. Важно быть признательным, и никогда не упускать из вида то, что многие люди поддерживают твои усилия – до определенного уровня от этого зависит ваш личный успех. Я люблю людей, и люблю с ними взаимодействовать, независимо от того, фанаты они, или нет. Я был счастливчиком, меня немного знали еще до “Повелителя колец”. Незавидная позиция – получить много славы внезапно, и не знать, как с ней быть.

Когда ты видишь человека, который не знает, как с ней быть, как ты реагируешь?

Слава может раздуть эго. Она может привести к тому, что человек потеряет перспективу, забудет о своем первостепенном занятии, и начнет путать свою персону с образом, созданным массовым сознанием. Вы можете легко пережить этот шторм, если у вас есть солидная база и серьезная перспектива. Мне, к счастью, всегда говорили, что тот человек, которым я являюсь – как в жизни, так и в карьере – это и есть мое предназначение. Мне дали хорошую базу и перспективу. Моя мать вбила мне в голову, с самого юного возраста – она не позволит мне верить в то, что я важнее кого-то еще только из-за того, чем я занимаюсь. Она не была согласна иметь дело с таким дерьмом. Она скорее выдернула бы меня из этой индустрии.

Я не иду на все ради поддержания репутации. Я тот, кто я есть, и я стараюсь быть как можно лучше. Я всегда стараюсь достигнуть максимума. Я редко верю – или полностью верю – в мои собственные способности, даже теперь, в 30. Но я думаю, это хороший актив, потому что он означает необходимость более жесткой работы.

Что больше всего раздражает тебя в отрасли?

Чрезвычайно раздражает лень. Когда люди не отвечают за свои действия, это ужасно огорчает. Я не знаю даже. Раздутые эго, дерьмовое отношение к таким же, как ты…это реальная часть нашей индустрии. Мы награждаем людей за их достижения, из-за этого они чувствуют, что они лучше или работают на более высоком уровне, чем кто-либо. Это глубоко расстраивает. Если вы достигли чего-то на артистическом поприще, это совсем не обязательно означает, что вы заслуживаете жить лучше других.

“Повелитель колец” сделал тебя международной звездой. Как он повлиял на твою жизнь?

У меня был опыт того, что я узнаваем, но не до такой степени. Есть одна вещь, о которой люди редко говорят, обсуждая проблему узнаваемости. Это на самом деле полезное приобретение – я могу поехать куда угодно, и меня в любом городе найдут люди, которые видели “Повелителя колец”. В узнаваемости есть плюс немедленной комфортности – это способ общения с людьми. В этом есть что-то, что я люблю: я могу ездить повсюду и встречать людей, а в противном случае я не смог бы так быстро найти общий язык с местными.

Я не думаю о своей узнаваемости так уж часто – я не думаю о ней выходя из дома. Но иногда бывают случаи, когда предпочтительнее, чтобы тебе не мешали заниматься делами.

Как на твою карьеру повлияла тесная ассоциация с Фродо Баггинсом?

После такого события, как эта трилогия, ты остаешься в воображении и сознании людей.
Но это не запрещающий блок – думаю, что “Повелитель колец” создал больше возможностей для меня. Большинство моих сложностей связаны с возрастом или с тем, что я выгляжу моложе своих лет. Мне 30, но я не выгляжу на 30. Это не создает много препятствий, и будет огромным преимуществом позже, как я полагаю.

Чувствуешь ли ты желание создать иной образ себя?

Я всегда стараюсь сделать что-то отличное от предыдущих работ. Так было до “Повелителя колец”, и это стремление остается. Я всегда ищу вызова для себя, и выбираю роли, отличные от любых прошлых ролей.

Я работаю в кино большую часть жизни – 22 года. Процесс производства фильма и ощущение вовлеченности в него – то, что меня притягивает уже давно и постоянно.

Так что я не рассматриваю новые проекты или мечты как большие риски, это просто еще одно предприятие. Есть что-то освобождающее в этом, ведь ты создаешь свой путь.

Я не жду роли – я развиваю сценарий вместе с авторами и присоединяю производителей. Процесс потрясающе расслабляет и несет массу веселья. Я не чувствую давления ожиданий. Чем старше я становлюсь, тем более я независим, чтобы идти по своему пути.

Жизнь – многоликий опыт, и я никогда не чувствовал, что я могу быть целиком и полностью удовлетворен, играя на протяжении всей жизни. У меня есть другие интересы.

Все же как актер ты делал разнообразные выборы.

Я порой хочу играть более темных персонажей. Шанс сыграть такого персонажа как Кевин из Sin City принес много радости. Я был большим, большим фанатом комиксов. Получение такой работы было подобно сбывшейся мечте – особенно возможность работать с Фрэнком Миллером в качестве ко-директора восхитила меня.

Всего лишь два дня работы, и, что может стать сюрпризом, все время на фоне зеленого экрана. Я работал перед зеленым экраном, а Мики Рурк уже закончил свою работу в качестве Марва. Я, на самом деле, работал с каскадером, дублировавшим Рурка. Никакого диалога не было – только трюки и зло.

Лично для меня самое главное – быть частью мира создателя фильма. Это принципиальный момент для меня как актера – возможность работать с создателем и быть частью коллективного видения. Это уникально, интересно, это больше всего мотивирует меня. Если я могу сыграть небольшую роль в том, что я считаю неповторимым и интересным, это главное удовольствие моей жизни.

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0

Последнее видео

все

опубликовано: 26.02.2014

Оттепель (видео)

Последнии статьи

все

Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика