Елена Панова: В Границе я постигала тайны кино

Фильм кинорежиссера Александра Митты «Граница. Таёжный роман» стал для начинающей киноактрисы Елены Пановой трамплином, после которого появились такие хиты, как «Бой с тенью», его продолжение, «Заколдованный участок» и многие другие фильмы и телесериалы. Ныне она молодая звезда отечественного - и, как оказалось, не только отечественного – кинематографа.
Корреспондент Агентства национальных новостей встретился с актрисой МХТ им. А. П. Чехова Еленой Пановой на юбилее Митты.

- Ты не так часто даешь интервью. Тебе вообще кажется нормальным, что вот подходит к тебе незнакомый человек…
- Это ты себя имеешь в виду?

- Ну, гипотетически незнакомый человек и начинает тебя спрашивать о каких-то твоих личных внутренних проблемах. Ты как себя ощущаешь при этом?
- Понимаю, о чем ты. Сейчас я стала гораздо настороженнее. Дело не в том, слежу я за собой или нет, ляпну что-то или не ляпну. Просто всегда любое интервью, даже записанное вживую, можно смонтировать как угодно, можно из контекста вырвать фразу. А интервью – это прежде всего показатель самого журналиста. Вот мы сейчас разговариваем, у нас живой разговор, а когда это выходит на бумаге – это всегда отношение человека к тому с кем он разговаривает. Это его видение артиста в данном отдельно взятом интервью.

- Тогда предельно серьезно. Коль мы с тобой встретились на юбилее Митты, то скажи, как повлияла на твою карьеру роль в фильме Александра Наумовича «Граница. Таежный роман»?
- Как повлияла? У Александра Наумовича Митты была моя первая большая роль в российском фильме. До этого я снималась в швейцарской картине Даниэля Шмида «Березина, или Последний день Швейцарии».

Хочу сказать, что в Школе-студии я училась у совершенно замечательных людей, театральных педагогов на курсе Олега Николаевича Ефремова, где преподавали Алла Борисовна Покровская, Роман Козак, Дмитрий Брусникин и многие другие. Курс был замечательный. Но у нас на дипломе пишут: «Актёр драматического театра и кино», и при этом работе в кино, в принципе, нас не учили, а я считала, что в кино нельзя прийти учиться. Да? В кино надо прийти сразу профессионалом. Правильно? Правильно! Но мне повезло, потому что Александр Наумович Митта – не только замечательный режиссер, который подарил мне шикарную роль, он еще и прекрасный педагог, которого всегда окружают много учеников. Я вместе с ними наблюдала за процессом и тоже у него училась.

На чествовании Митты зал был переполнен, я сама сидела на ступеньках вместе с его учениками, и подумала, что чувствую себя очень комфортно.

«Граница» - это очень хороший старт. И как некоторые любят спрашивать нас, артисток: «Какая ваша любимая роль?» - и все мы, в основном, говорим, что «все роли любимые». Но вот роль в «Границе» стоит для меня особняком. Это особое, очень важное место в моей жизни. Когда ко мне приходят люди, произносят теплые слова, они говорят: «Спасибо вам особенно за «Границу. Таёжный роман». Конечно же, это заслуга Александра Наумовича.

- Есть такая необъяснимая штука: когда человек отлично смотрится на сцене, но что-то не так в нем, когда он в кадре. И наоборот. Ты настолько органично смотришься и в кино, и в театре. Откуда это берется? Свыше или из Школы-студии?
- От папы с мамой (смеётся). В кино, на мой взгляд, существует магия. Какое-то место она в нем точно занимает. Потому что, действительно, есть фотогеничные люди, есть сценичные. Не всем удается по природе своей совмещать и то и другое.

В чём разница? Когда ты выходишь на сцену, ты – один на один с публикой. Понятно, что работаешь с партнерами, но все равно ты здесь себя никуда не спрячешь, ты здесь живешь. А в кино множество нюансов: и операторская работа, и режиссерская работа, и, как ни странно, - какие бы ни были люди талантливые, профессиональные - очень важно сов-па-де-ни-е. Совпадение в этот короткий отрезок жизни.

- Ты имеешь в виду дубли?
- И да, и нет. Я считаю, кино ты имеешь меньше права на ошибку. Когда ты играешь спектакль, у тебя есть возможность проанализировать и в следующий раз что-то исправить, сыграть по-другому. А на съемочной площадке в каком бы состоянии ты ни пришел, максимально надо отработать. Конечно, есть дубли: что-то можно улучшить, можно ухудшить. Но ведь всё равно понятно, что ты уже никогда не сможешь вернуться и все заново переснять.

- А где у тебя было самое большое количество дублей?
- Знаешь, у нас продюсерское сейчас кино. В очень короткие сроки снимаются фильмы, сериалы, мы набрали невероятную скорость. Поэтому в последнее время много дублей не было нигде.

- То есть, как печально знаменитый режиссер Эд Вуд: стоп, снято, поехали дальше?
- Ну, что-то подобное. Самое большое количество дублей у меня было в швейцарской картине, для которой я специально учила немецкий язык. Даниэль Шмид снимал всегда три дубля. Ровно. Но в одной сцене я просто не могла сказать текст: то ли там поменяли что-то в сценарии, то ли еще что-то. И мы сняли около 15 дублей.

- Тебя там переозвучивали?
- Нет. Я играла там русскую. Режиссер даже шутил: нам придется вызывать другую русскую девушку, чтобы был какой-то акцент. Понятно, что это был комплимент, произношение все равно было заметно.

Когда мы работали над «Границей», первое, что мы снимали, - это моя история в поезде, игра в карты. Если я ничего не путаю, то это была проходка по вагону, разговор с бандитами. Это был кульминационный момент, когда у героини происходит перевертыш: в жизни она одна, а в этой ситуации должна быть другой. Полное перевоплощение.
Очень важный момент фильма, это все понимали, но снимали его первым. Конечно, Александр Наумович и мы с ним вместе искали что-то такое этакое. Он предложил хороший ход – играть всё на открытой наглой улыбке. Мы тогда – точно помню – сняли семь дублей.

- И что вошло в фильм?
- Последний – точно не вошел. Как всегда, вошел один из первых.

- Считается, что в сиквелах играть – это «западло»…
- Где считается? У кого считается?

- Да у кого угодно! Вот, например, режиссер Роланд Эммерих говорит, что принципиально не снимет «День независимости – 2», сколько бы денег ему ни давали.
- Ну, давай тогда сначала поговорим о нашей индустрии и об их индустрии.

- Если мы будем говорить об индустрии, мы начнем говорить о деньгах.
- Да, но если мы будем говорить от нашем производстве, то многие артисты сейчас бы тебе сказали, что с удовольствием играли бы в более достойных фильмах. Что касается «Боя с тенью» (я правильно поняла? ты к этому ведешь?): я прочитала сценарий, и он мне показался более динамичным, чем первая история. Сам Лёша Сидоров решил не снимать, он был продюсером, сценаристом, выбрал другого режиссера Антона Мегердичева – и, на мой взгляд, не ошибся.

- Это расхожая фраза, что в мире есть два-три фильма-продолжения, которые лучше, чем начало. «Крестный отец – 2», «Терминатор – 2» и
- …ну да, список можно продолжать. Я в этом случае говорю, что есть Вим Вендерс, который снял «Небо над Берлином - 2».

- «Так далеко, так близко!».
- Да-да. Если поискать, можно найти еще примеры. «Звёздные войны» в своем жанре тоже, может быть, войдут в этот список. Или тот же «Гарри Поттер». Но я не поклонница подобного жанра. В любом случае, мне кажется, что «Бой с тенью - 2» оказался очень удачным фильмом.

- «Бой с тенью-2» я два раза посмотрел, и не мог поверить, что наши могут снять такой напористый энергичный фильм.
- Да. Я соглашусь. Кстати, я осторожно сейчас всё говорила? (засмеялась)

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0

Последнее видео

все

опубликовано: 26.02.2014

Оттепель (видео)

Последнии статьи

все

Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика