Дочь актера Талгата Нигматулина Линда

23-летняя звезда казахской эстрады и кинематографа Линда Нигматулина сегодня живет и работает в Москве, а в Киеве снимается в новом телесериале режиссера Анатолия Матешко "Битва божьих коровок". Интервью давать не любит, но для журналистов "Бульвара Гордона", единственных в Украине, сделала исключение.

Ее отец, культовый киноактер 80-х Талгат Нигматулин, был зверски убит в 1985 году. По стране прокатилась волна шумных слухов - Советский Союз был в шоке. О папе Линда говорит так: "Это человек, который создал меня, я - его плоть и кровь. Отец был воином по жизни, и я - его наследница по духу. Люди - как птицы: голуби живут тихо-мирно, страусы, пугаясь, прячут голову в песок. А соколы сражаются за свободу летать. Нигматулин из соколов, земля для него была полем битвы. Но есть последнее сражение, которое сокол все равно проиграет - бой с самим собой. Это произошло и с моим отцом. Сегодня живу так, чтобы он смотрел на меня с небес и не стыдился за свою дочь".

 

— Почему вас, женщину восточных кровей, родители нарекли не казахским именем Линда?

— Папа склонял голову перед актером Брюсом Ли, жену которого звали Линдой. Мама слыла ярой поклонницей звездной пары Пола и Линды Маккартни. Поэтому споров по поводу моего имени не возникало. Кстати, свою первую роль я сыграла задолго до... появления на свет.

— В каком смысле?

— В прямом. Я тогда эмбрионом была. (Смеется). Мама на шестом месяце беременности снималась в фильме "Волчья яма". А в три года я заработала в кино первый гонорар — 60 копеек. Картина называлась "Зять из провинции". По сценарию у актрисы Венеры Нигматулиной имелся сын. Но когда режиссер Сакен Нарымбетов увидел меня, трехлетнего монстра — чумазую, кучерявую, в драных джинсиках сорвиголову, отреагировал молниеносно: "Мальчика не будет. Будет девочка".

— В столь нежном возрасте вы понимали, что требует дядя-режиссер?

— А куда деваться? Во-первых, на меня напялили ненавистное платьице. Во-вторых, заставили сидеть смирно и ковыряться палочкой в муравейнике. Ни шелохнуться, ни двинуться с места... Караул! Но мама сказала: "Так надо". И до тех пор, пока не прозвучала команда "Стоп!", я покорно кряхтела на корточках. Если бы не мамочка, всех бы послала, несмотря на младенчество.

Сегодня мне 23, и я хорошо понимаю: сколько бы в этой жизни ни сопротивлялась, в итоге все равно сделала, как велела мама.

— Кажется, в этих взаимоотношениях был длительный, весьма напряженный период. Правда, что вы с Венерой одновременно родили сыновей?

— Чистейшая! Только на свет они появились с небольшой разницей — мой на 22 дня старше. (Хохочет). Кстати, это был замечательнейший этап нашей жизни — после смерти отца мы вдвоем прожили 15 лет, при этом обе оказались со своими тараканами в голове. Мама Венера изо всех сил пыталась выработать у меня правильную жизненную позицию, сделав так, чтобы никто никогда не посмел обидеть ее дочь. Я посещала все существующие на свете кружки — художественное плавание, карате (у меня коричневый пояс) — и музыкальную школу. Кроме того, мама сызмальства приучала меня к серьезной литературе — Ницше, Фрейду, Хайдеггеру. Ее усилия были столь рьяны, что я начала активно сопротивляться.

— Устали от излишней опеки?

— Сегодня моему сыну шесть лет, и я понимаю, по сколь правильному пути направляла меня мама. Но тогда с моей стороны наблюдался сплошной нигилизм — отрицание всех и вся. Я росла весьма агрессивным ребенком, постоянно ругалась с учителями, дралась.

— С учителями?

— До этого не доходило. Сполна хватало яростных разборок с мальчиками и девочками. Помахать руками-ногами для Линды Нигматулиной было делом святым.

— А за хулиганство вам делали скидки? Все-таки дочь любимого актера...

— Пять раз ставили на учет в детскую комнату милиции, столько же — именно потому, что я его дочь, — с учета снимали. В остальном спуску не давали, наоборот, требовали в два раза больше, нежели с остальных.

— За что в милицию попадали?

— Однажды публично сожгла классный журнал. Мне тогда диагноз поставили: "Невозможная девочка!". Затем в девятом классе подралась на ножах. Началась принципиальная борьба интересов, которую менты не поняли. Всю жизнь я слушала обожаемый рэп, а одна непродвинутая девочка — ненавистный мною "металл". Однажды она явно опрометчиво брякнула в столовой: "Рэп — это говно!". Я внаглую вызвала Анжелу с уроков, устроила разборки. Кстати, ножик-бабочку вытащила не я, а она — металлистка, с ног до головы увешанная браслетами, цепями, заклепками. Но никто никого не порезал — нас успели разнять. Сейчас вспоминаю и думаю: "Ну не дура ли ты была, Линда?".

"МАМА НЕ ПРОСТО ОТМЕТЕЛИЛА МОЕГО ОБИДЧИКА — ПООБЕЩАЛА ОТОРВАТЬ ЕМУ ГОЛОВУ"

— Судя по всему, Венера Нигматулина в школе была чуть ли не прописана.


— Само собой. Учителя ей ежедневно жаловались на то, что я не делаю уроки, прогуливаю занятия. Хотя, когда решала немного поучиться, здорово успевала по всем предметам. Поскольку в школе меня видели крайне редко, в конце года выводили по предметам некий странный средний балл — иногда "три", иногда "четыре". Но один раз мама явилась в школу не по вызову преподавателей — по зову негодующей души.

Узнала о том, что меня обидел верзила-старшеклассник, отыскала его и в коридоре при всем честном народе отметелила. А напоследок пообещала: "Еще раз Линду тронешь — оторву башку! И родителям твоим бошки поотвинчиваю". — "За что, тетя Венера?". — "За то, что такого урода произвели на свет!". Он все быстро понял, мама ведь — обладательница черного пояса по карате.

Утверждать однобоко, что у нас вечно были напряженные отношения, нельзя. Скорее, наоборот — мне всегда мамы не хватало. Она часто уезжала на съемки, гастроли. Это раздражало. Венера Нигматулина становилась звездой, а мне нужна была не актриса, а мама. Сегодня я это понимаю, как никто другой, поэтому сына везде за собой таскаю.

Мама сделала для меня все, что было в ее силах. Я ведь по малолетству и недалекости свято верила: Линда — супердевочка. Куда ни заходила, обязательно слышала: "Вы Нигматулина? Проходите без очереди". Хотя на самом деле это не меня — маму любили. В Казахстане ее хорошо знают и ценят. Папу, конечно, тоже помнят, но мама — живая, она — наша звезда.

"У НАШИХ С МАМОЙ СЫНОВЕЙ РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ ТРИ НЕДЕЛИ"

— Когда после смерти вашего отца минуло 15 лет, Венера Нигматулина вновь вышла замуж. Вы столько лет прожили вдвоем в своем маленьком женском царстве, и вдруг в доме появляется незнакомый мужчина. Как к этому отнеслись?


— Мне приятно, что вы задали этот вопрос. Во-первых, отчим вошел в нашу жизнь весьма плавно, поэтому обошлось без дочерней ревности. Кроме того, с появлением Руслана Самархановича у нас все быстро урегулировалось. А если по старинке вспыхивали бабские стычки, он деликатно разводил нас по разные стороны ринга. Вначале поговорит с мамой наедине, затем со мной — проблемы улажены. Я не ревновала его к памяти отца еще и потому, что, войдя в нашу семью, Руслан сразу сказал: "Знаю, что не стану тебе отцом, поскольку отец один. Можно буду твоим старшим братом?". А я всегда мечтала о старшем брате — сильном, надежном... Чтобы можно было к нему прибежать, если подерусь или меня побьют, все рассказать и быть уверенной: обидчику такое даром не пройдет. Словом, при Руслане я стала чувствовать себя вполне уверенно.

Вскоре у нас с мамой начали появляться детки. (Хохочет). Мне исполнилось 15 лет, когда она родила первого братика, я была взрослой девочкой, поэтому никому ребенка не доверяла — сама купала, качала, вставала по ночам. Причем получала от этого невероятный кайф. Руслан вел идеальную политику отчима. К примеру, у малыша день рождения — мне, старшей сестренке, автоматически преподносился подарок. Или утром открываю дверь своей комнаты, а на веревочке болтается обожаемый "Сникерс". Разве не приятно?

Ну а в 17 лет я выскочила замуж.

— Что так рано? Невтерпеж было?

— Эта бил балшой, свэтлый чувств! (Смеется). Я работала в казахской девичьей группе "Ниссо" — а-ля английская "Спайс герлз" или ваша "ВИА Гра". Нас было пять лебедушек, одна другой краше. А Мухтар (не пугайтесь, так зовут моего бывшего мужа) работал в самой раскрученной и популярной казахской бой-банде "Бублики". Соответственно, в ней трудились пять мальчиков. И вот отправились мы все вместе на гастроли...

— Ух ты, как в Казахстане процветает шоу-бизнес!

— А то! В него вкладываются ой-ой-ой какие большие деньги! Там же нефть. К тому же у нас очень грамотный президент, я его искренне уважаю. Выступили всей честной компанией на "Золотом диске" — аналоге российской "Песни года", а возвращаясь домой, поняли: жить друг без друга больше не сможем. Мне стукнуло 17, Мухтару 29.

— Вот кто совратил, сломал березку белую...

— Это еще вопрос, кто кого совратил! (Хохочет). Мы поженились. В 2000 году — четко через девять месяцев — я родила сына. Когда узнала, что беременна, до смерти перепугалась, к маме прибежала: "Только спокойно. Возможно, ты меня убьешь, но я в положении". Она как-то странно посмотрела, отвела глаза и тихонечко вымолвила: "Главное, ты сама не обижайся и не ори на меня — я тоже...". Я лишь голову руками обхватила: "Ой, Нигматулина, че на свете-то делается!". Результат налицо: у моего сына с моим братом разница в три недели. Вместе с мамой мы проходили УЗИ, у нас имеются почти одинаковые снимки.

"В ПОРЫВЕ РЕВНОСТИ МОЙ МУХТАР СИГАНУЛ С ПЯТОГО ЭТАЖА"

— Заранее знали, что родите сыновей?


— Да. У нас в семье сплошные пацаны. Мухтар дал сыну имя Альрами. Наш малыш родился под знаком Стрельца, самая яркая звезда этого созвездия называется Альрами. Моего первого братика зовут Эльдар, а вот второму долго ничего путного придумать не могли, попросили меня мозгами пораскинуть. По названию главной звезды Орла недалеко от Большой Медведицы я нарекла его Альтаиром. Так что они у нас — звездные мальчики.

Увидев Альрами, люди обычно восторгаются: "Какая у вас девочка красивая!". Он жутко злится, психует, обижается, хотя со слабым полом его сравнивают исключительно из-за длинных и очень густых ресниц. Слава Богу, малыш не в папочку пошел. Хотя Мухтар — мужчина весьма интересный, все бабы по нему сохнут. Одна я его за красоту души полюбила. (Хохочет).

Бывший муж талантлив от Бога, причем во всех проявлениях — мог, как Золушка, за ночь сшить три концертных костюма для утреннего выступления, затем нарисовать картину (он член ассоциации художников Казахстана), в перерыве починить на кухне кран, приготовить шикарный обед и весь следующий вечер отрываться на дискотеке. И хотя сегодня я на него безумно зла, не могу отрицать, что у этого человека самая красивая душа на свете.

— Из-за чего вы расстались?

— Если отвечу банально: "Не сошлись характерами", вас это устроит?

— Нет, конечно!

— Тогда скажу честно: все дело в его гиперревнивости. Я такого напора не выдержала. Если, не дай Бог, звонили поклонники, начинался настоящий караул. По любому поводу закатывались дикие сцены.

— Хоть не бил?

— Рук не распускал, а вот выпрыгивание с пятого этажа наблюдалось.

— Кто прыгал-то?

— Ну не я же! Ой, чего только не было! Словом, не мой это оказался вариант...

— Больше в загс не ходили?

— Слава Богу, нет (наклоняется к диктофону) и в ближайшие 125 лет не собираюсь! Уже побывала и поняла — мне там делать нечего. Выражаясь пафосно, решила выйти замуж за свою профессию, за карьеру.

— Ладно, проехали. Перед началом интервью вы сказали, что исповедуете христианство, хотя родились мусульманкой.

— Я православная — так хотел отец. Талгат Нигматулин тоже был православным, после крещения носил имя Анатолий. Я же по святцам Мария, а мой сын — Андрей. Дело в том, что в детстве я долго и серьезно болела — последствия родовой травмы оказались столь серьезны, что в возрасте 22 дней мне сделали трепанацию черепа. Затем постоянно мучилась от дисбактериозов — мама регулярно лежала с дочкой-доходягой в клиниках. Когда в семь лет я с температурой под 42 градуса в очередной раз загремела на больничную койку, мамина подруга, которая впоследствии стала моей крестной, тихонько шепнула: "Что же ты, ребенок, делаешь, зачем нас так пугаешь? Запомни: ты у мамы одна". И я в полнейшем бреду, сама не понимая, что вещаю, попросила: "Покрестите меня, пожалуйста". Причем об этом мне мама рассказала, сама я ничего не помню...

На следующий день обряд совершили и подарили мне огромную куклу, которая до сих пор сидит дома на самом видном месте. Хотите верьте, хотите нет, через сутки я была полностью здорова. С тех пор, тьфу-тьфу, не знаю, что такое дисбактериоз и вообще проблемы с кишечником, хотя по идее так не бывает — если жизненно важный орган ослаблен с детства, значит, это навсегда. Тем не менее...

Кстати, еще когда мама была мною беременна, папа объявил: "Девочку обязательно покрестим. Вот увидишь — Боженька положит ее за пазуху, и все будет хорошо"...

— Мусульмане ревностно относятся к своей религии. Как окружение восприняло тот факт, что Линда Нигматулина стала христианкой?

— Меня крестили несмышленышем в семь лет, иной религии я не знала, следовательно, вероисповедание не меняла. Если бы выросла, например, в Афганистане, ваш вопрос был бы логичен, а Казахстан — государство либеральное. У нас живет более 100 национальностей, и никакой вражды на религиозной почве не наблюдается. Я чувствую: Господь не просто дает силы — он меня любит.

Бывали ситуации, когда я реально могла погибнуть, но кто-то свыше предотвращал страшный финал.

"ОТ ПАПЫ У МЕНЯ ЖУТКОЕ УПРЯМСТВО И ТРУДОЛЮБИЕ"

— Если можно, чуть подробнее...

— Снималась я в фильме "Кочевник" с суперзвездами мирового кинематографа Марком Дакаскосом и Джейсоном Скоттом Ли. Неожиданно, несмотря на предварительные тренировки, моя лошадь понесла. Вначале кобыла сделала свечку — встала на задние копыта и попыталась меня сбросить, затем уволокла далеко в степь. Ее невозможно было ни догнать, ни остановить. Я реально ощутила дыхание смерти. Одной рукой машинально схватилась за нательный крестик, другой натянула поводья. Не понимая, что делаю, на полном скаку, наклонилась и прошептала лошади в ухо: "Инал (так ее звали), если ты сделаешь еще хоть одно движение, мы обе упадем и я разобьюсь насмерть, а у меня маленький сын. Очень тебя прошу, остановись". Как-то перекрестилась, прочитала "Отче наш" — и лошадь встала как вкопанная...

Я — верующий человек, только постов не придерживаюсь. Наверное, мозгов для этого не хватает. Много работаю, затрачиваю миллион калорий, поэтому очень кушать хочется, мне мало травку пощипать — хочется чего-то более существенного. Правда, красного мяса не употребляю. Не потому, что вегетарианка, — просто не люблю. Зато курицу уминаю тоннами — каждый день, каждый час, каждую минуту. Когда началась эпидемия птичьего гриппа, у меня был траур: "Что же я есть буду?". (Смеется).

— Смотрим и поражаемся: внешне вы — вылитый отец. Неужели от мамы ничего не досталось?

— Сама себе часто этот вопрос задаю. У меня мамин характер и мировоззрение. Хотя от папы — жуткое упрямство. Если сказала: "Нет!" — умру, но сделаю по-своему. Отцовские — сила воли, железная выдержка и крепкие зубы (хотя один я все-таки выбила на съемках). Мама научила меня правильно оценивать житейские ситуации, расти над собой. Поэтому чувствую себя в этой жизни вполне комфортно и мучаюсь, вспоминая, как по малолетству бросала ей в лицо обидное: "Сама читай свои дурные книжки!".

Как и Талгат, весьма трудолюбива — запросто могу не есть, не спать, сутками работать: знаю, что важен отличный результат. От отца передалось стремление нащупать истину, понять, кто мы, для чего живем. Я хочу узнать все, что он не успел. Мечтаю съездить в Непал, на Тибет, вернуться и поднять руки к небу: "Папа, я сделала все, что могла, — ради тебя...".

Мое актерство не дань родителям — жесткий инстинкт. Снимаюсь, потому что не могу не сниматься, к кино отношусь как к серьезной профессии. Актерство — сердце, а пение — душа. Слава Богу, природа на мне не отдохнула. Про Линду Нигматулину в Казахстане даже сняли документальный фильм — "Душа, которая поет". Я много занималась вокалом, окончила Университет имени Жургенова. Эти две профессии во мне тесно переплетены, но не борются, а дополняют друг друга.

— Если можно, поговорим о вашем отце. Минул 21 год после смерти Талгата Нигматулина, но истинные причины гибели актера до сих пор неизвестны. Говорят, его сгубила какая-то секта.

— Ну что вы... Отец был глубоким, мудрым человеком, оставил после себя более 60-ти главных ролей в кино, снимался практически на всех киностудиях бывшего СССР, написал множество повестей, сценариев, даже мультфильмов. Он не мог попасть под непонятное влияние — это нонсенс, научная фантастика. У него был иной путь — папа хотел найти смысл жизни, пытался познать истину, скрытую в понятии "Бог", стремился к совершенству, а его жестоко обманули...

— Кто?

— Люди, которым он безоговорочно доверял. Не верьте, что Талгат Нигматулин попал в зловещие сети. Это все равно что утверждать: "Линда Нигматулина — мутант, у нее три ноги". Я с вами сейчас предельно откровенна, и если бы в слухах о секте была хоть частичка правды, я бы этого не скрывала.

Звери, которые его убили, оказались сильными экстрасенсами. Они пообещали открыть отцу состояние "сомадхи" — подключиться к вселенскому разуму, другими словами, к тому, что мы называем Богом. Талгат Нигматулин хотел стать лучше, выше...

— И все-таки почему его убили?

— За то, что был успешен, умен, знаменит, что задавал вопросы, на которые у них не было ответа, что в их компании он действительно был лучшим.

— Ему не простили удачливости и планиды победителя?

— Совершенно верно. Это не люди — суки, у которых нет ничего святого. Их не матери рожали — волчицы.

— Подонков нашли, наказали?

— Да, посадили — один умер в тюрьме, второй осовободился, но влачит крайне жалкое, нищенское существование.

— Бомжует?

— Я не вдаюсь в такие подробности, поскольку являюсь особой весьма импульсивной. Если по новой начну все в голове прокручивать, запросто ту дрянь убью.

Никогда об этом не говорила, а вам признаюсь. Однажды, когда я только замуж вышла, сидели мы с Мухтаром на кухне, разговаривали. Вдруг неожиданно для себя выпалила: "Объясни: почему меня оставили без отца и я всю жизнь страдаю, что за меня заступиться некому? Убили не какую-то гадину, а папу — доброго, умного, талантливого". В ответ муж спокойно предложил: "А давай сейчас пойдем и замочим ту гниду!". Я согласилась не раздумывая. Остановило лишь то, что была в положении...

— Вы смогли бы убить?

— Придушила, зубами бы загрызла!

"НАКАНУНЕ ГИБЕЛИ ОТЦА МАМА ПЫТАЛАСЬ ЕГО ОСТАНОВИТЬ: "СЕЙЧАС ПОЛОЖУ ДОЧКУ НА ПОРОГ, ТЫ ЧЕРЕЗ НЕЕ ПЕРЕСТУПИШЬ ИЛИ ОСТАНОВИШЬСЯ?"

— С какого возраста помните отца?

— Когда все произошло, я была совсем маленькой — два с половиной года. Хорошо помню его лицо, то, как я сижу у него на шее, а нас фотографируют. Но в основном изучаю папу по маминым рассказам, по его рукописям. Он ведь многое оставил мне лично. Талгат Нигматулин знал, что уйдет рано. Как-то сказал маме: "Ты молода, красива, полна энергии, а ведь придет время — состаришься, станешь немощной. Тебе, Венера, сейчас надо жить, причем так, чтобы потом не было стыдно оглядываться на прошлое. А я навсегда останусь молодым". Так завуалированно он давал понять, что давно все о себе знает.

Не считайте меня сумасшедшей, но не могу говорить об отце в прошедшем времени — для меня он не "был", а есть. Постоянно ощущаю его руку у себя на правом плече. Он ограждает дочь от страшного, бывало, мне нужно куда-то уехать, а отец словно удерживает, не позволяет переступить порог дома. Однажды некая неведомая сила не пустила на гастроли. Не поверите — автобус, в котором я должна была находиться, перевернулся...

— Отец — ваш ангел-хранитель. Не задумывались о том, что фильм "Пираты ХХ века" преследует злой рок? Оба исполнителя главных ролей — Талгат Нигматулин и Николай Еременко ушли из жизни молодыми...

— Я не вправе делать подобные выводы, хотя многие талантливые люди, включая моего любимого Андрея Миронова, покинули этот мир в расцвете сил. Недавно погиб мой лучший друг, талантливейший человек — музыкант группы "А-Студио" Баглан Садвакасов. Бага вместе со своей девушкой разбился на той самой машине, на которой за неделю до автокатастрофы я ехала с ним на гастроли. В тот страшный день тоже реально могла оказаться на месте его подруги... Со мной страшная истерика случилась. Мама успокаивала: "Линдочка, Богу ведь тоже нужны хорошие люди".

"БАБУШКА СКАЗАЛА УМИРАЮЩЕЙ МАМЕ: "ЛИНДА МНЕ НЕ НУЖНА, СРАЗУ СДАМ ЕЕ В ДЕТСКИЙ ДОМ"

— Именно таких в первую очередь Всевышний к себе и забирает... После трагедии с отцом мама долго выходила из состояния депрессии?


— Она чуть не умерла — это раз, и чуть не сошла с ума — это два. Мама обладает даром предвидения. Я это не раз испытывала на себе, поэтому, если она велит что-то не делать, ни за что не сделаю. Когда привела на смотрины будущего мужа Мухтара, Венера сразу предупредила: "Проживешь с ним максимум два года". Так и получилось. То же самое было и с отцом, когда он засобирался в Вильнюс навстречу своей смерти... Мама явно что-то чувствовала, изо всех сил пыталась его остановить: "Куда ты едешь? У тебя ребенок болеет. Я вот сейчас положу дочку на порог, ты через нее переступишь или остановишься?". Он улыбнулся: "А ты мне верь. Я ведь тебе верю". Ушел. Как оказалось, навсегда...

Через несколько дней маму вызвали в Вильнюс на опознание. Там, не раздумывая, на месте она приняла решение о кремировании — отец был настолько изуродован, что его нельзя было показывать людям...

— Он был изрезан?

— Избит до неузнаваемости. После его кремирования мама впала в прострацию — ее привезли домой, положили на кровать. 10 дней она не ела, не пила (не ходила в туалет, извините за подробности). Только дышала. Вначале "скорые" приезжали и уезжали, затем постоянно дежурили под домом. Врачи знали: если у Нигматулиной упадет давление, она кирдыкнется.

— Где в это время были вы?

— Под ногами у всех болталась. На 10-й день, когда реально наступил необратимый процесс, моя лучшая в мире бабушка твердо сказала: "Значит, так, Венера, раз ты собралась умирать — давай. Кушать не хочешь, пить тоже. Врачи запарились ставить тебе капельницы, следовательно, скоро наступит обезвоживание организма. Решай сама, оставаться ли тебе на этом свете. Но посмотри — вон бегает твоя дочь. Сама знаешь — у меня своих двое, Линда мне ни к чему, сразу отдам ее в детский дом. И не будет у ребенка ни отца, ни матери". Что вы думаете, через секунду мать подняла голову: "Есть хочу". Ежу понятно: ни в какой приют бабуля меня в жизни бы не отдала — она внучку обожала, баловала, до 10 лет на руках таскала, чем окончательно испортила мой и без того отвратительный характер. Просто мудрая женщина поняла: маму можно вытащить из ступора только шоковой терапией.

Потихонечку начали мы с ней приходить в себя. И тут на маму посыпались предложения руки и сердца. Вначале один режиссер, сука, начал ухаживать, затем второй, тварюка эдакая, третий... Их понять можно — известная женщина, актриса, красавица, вдова самого Талгата Нигматулина. Почему бы прелесть быстренько к рукам не прибрать? Мама отказывалась понимать, чего все эти мужики от нее хотят: "Люди, вы, наверное, с ума посходили! Неужели не видите, что исчез центр моей жизни, рухнула Вселенная? О чем можно говорить, если мир для меня больше не существует?!". Но никакие обращения к здравому смыслу соискателей плодов не приносили. Знаете, как она поступила, чтобы упертых женихов отвадить? Сама налысо побрилась и меня обрила за компанию! Затем, сверкая голым черепом, объявила: "Да, я — сумасшедшая. Кто еще хочет руку свою долбаную мне предложить?". После этого от Венеры на несколько лет отстали.

Она надолго ушла из кино, несколько лет восстанавливалась, училась жить одна. Папа был для нее всем — учителем, братом, другом, мужем, отцом, подпитывал своей философией, прививал жизненные ценности. Я безумно благодарна судьбе и Господу за свои гены. Не сочтите бахвальством, но с собой мне не бывает скучно.

А мама тогда все отсекла. Это был самый страшный период ее жизни. Я, дура малолетняя, ничего не понимала, поэтому вечно с ней воевала. Зато твердо знаю сейчас: мамочка — героиня. Если бы у меня погиб муж, я бы, ребята, сдохла, это точно. А она осталась жить — только ради меня.

"МАМА ОЧЕНЬ СТАРАЛАСЬ, ЧТОБЫ МНЕ НЕ БРОСАЛИ ВСЛЕД: "БЕЗОТЦОВЩИНА"

— В материальном плане жилось трудно, когда мама ушла из профессии?

— Я такого не помню, потому что, не снимаясь в кино, мама как лошадь пахала на четырех других работах. И все для того, чтобы ее Линда была самой лучшей. У меня первой в школе появился самый модный рюкзак, затем караоке и диковинка — пейджер. Она старалась, чтобы мне, не дай Бог, не бросили вслед: "Безотцовщина!". Венера сильная, она выстояла, пройдя через ад, стала звездой. Смогла скопить денег, чтобы для начала купить маленькую квартиру, затем большую, "жигуленок", затем машину мощную, солидную.

Сейчас модно молодым дамам находиться на содержании мужчин. У меня много таких знакомых. Никого не осуждаю, но сама бы так жить не смогла...

— То есть вам, Линда, слабо пойти в содержанки?

— Еще как! (Хохочет). Вроде в разводе, на руках ребенок — чего, спрашивается, трепыхаться? Да, я свободная женщина, симпатичная. "Папиков", потирающих потные ладошки, хватает с головой. Вьются вокруг, как мухи над медом. Я их называю "бешбармаками" или просто "бешами". Чего только не предлагают, порой сами пугаются грандиозности потенциальных подарков. Сидит такой "беш" — гадкий, липкий, глазами лапает, ляжками толстыми чуть ли не дрочит. Я же думаю: "Как тебе верить? Козел лысый, ты сначала в душонку свою потную загляни!".

Казалось бы — неужто сыну моему не все равно, где я взяла деньги на еду, на одежду? Но не могу так, хоть тресни! Мама сказала, что во мне есть стержень, что я — дочь своих родителей и должна гордиться тем, что я — женщина. По ее примеру привыкла всего добиваться сама — и на машину заработала, и на квартиру мы вместе складывались.

Хотя не скрою — был трудный период, когда мы с мамой вдрызг рассорились и год не общались. Я тогда только развелась — ни денег, ни ролей, одна радость — младенец на руках. Ушла из дома, в гордом одиночестве снимала квартиру. Порой кушать было нечего. Выручал Руслан — звонил втихаря: "У тебя еда есть?". — "Нет, пустой холодильник. Завтра хозяева придут за квартиру требовать, у меня ни копейки. Хоть волком вой". Oтчим привозил торбы с продуктами, давал денег, только просил маме не говорить. Ей-богу, святой человек! По большому счету, на фига ему чужая дочь? Я тогда подъезды собралась мыть, реально рассматривала объявления о приеме на работу. Все рассчитала досконально — подпишусь на три парадных — заплачу за съемное жилье.

— Сейчас вы переехали из Алматы в Москву?

— Да. Продала машину и рванула туда на полном психе. Сняла квартиру, забрала сына. Другого выхода не было. Во мне начала накапливаться энергия, которую некуда было выплескивать. На почве нереализованности начались кожные заболевания, характер изменился далеко не в лучшую сторону. Это объяснимо — за год в Казахстане снимается четыре-пять картин, а в России 50. Есть разница?

В Алматы мне проходу не давали, автографы брали — я ведь много снималась на "Казахфильме", была звездой эстрады, дочкой известных родителей. В Москве же о том, кто я такая, естественно, никто не знал и узнавать не собирался. Там каждый в одиночку выгрызает место под солнцем. На "Мосфильме" в очередь на пробы ставили то 16-й, то 13-й. Спасибо Богу, научил смирить гордыню, хотя я и смирение — вещи несовместимые. Уверена — это мне папа с небес помогал. Вначале утвердили в одной картине, затем во второй, третьей. За восемь месяцев снялась в пяти фильмах и подписала два новых контракта. Все равно мало, я — чудовищная максималистка...

В целом, несмотря на трагизм нашей с мамой жизни, считаю себя стопроцентно счастливым человеком. Быть дочерью Талгата Нигматулина ко многому обязывает. Я не имею права опростоволоситься, расслабиться, провалиться, постоянно к чему-то стремлюсь. Прекрасно понимаю, что далеко не подарок, но уж извините — какая есть. Родись другой — послушной, нерешительной размазней — свихнулась бы от тоски. Да разве могли мои сильные и красивые родители не свою Линду, а непонятную мягкотелую тютю на свет произвести?

Отзывы (1) Написать отзыв

НАЗ 05 Мая 2017, 09:05

Ух, ты!!!

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0

Последнее видео

все

опубликовано: 26.02.2014

Оттепель (видео)

Последнии статьи

все

Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика