Андрей Чадов: романтик или хулиган?

— Какой отпечаток оставила роль Кира на твоем характере?

— Когда играешь сложного человека, это отражается на актере в любом случае. Воплощая образ киногероя, ты как бы с его помощью постигаешь то, чего сам не смог бы постигнуть лет за десять. К тому же, я играл парня, оставшегося без ноги. У меня был дублер, футболист. Чемпион среди инвалидов. Вот этот парень и учил меня, как ходить, как падать, как бегать с одной ногой. Ведь это целая наука. И мне, человеку здоровому, было довольно сложно ее постигать. Но под конец я так вошел в роль, что даже за кадром хромал.

— Насколько я знаю, тебе эта роль изначально понравилась. Почему?

— Состояние души было такое… Мне тогда тоже было тяжело. Я понял этого героя. И для этого не обязательно представлять себе Чечню. Важно просто почувствовать накал в его душе. Фильм «Какими вы не будете» — не просто боевичок, как его сначала рекламировали. Это фильм о совести. О покаянии человека. О борьбе его души. Это сложная картина, сложная роль.

— А что значит «фильм о совести»?


— Порой человек сам себе боится в чем-то признаться, а этот герой не боится. Он честно проходит свой путь. У него есть совесть, и она для него многое значит. Мы порой говорим себе: «Да ладно!» И ищем оправдания каким-то поступкам. А этот герой — открытый человек. Он не боится ничего и улыбается жизни. Потому что есть совесть. Значит, есть и путь покаяния. Это сложно объяснить — надо смотреть.

— Как ты считаешь, должны ли молодые люди проходить такую школу жизни, как армия?

— Конечно, каждый должен пройти школу возмужания, но для каждого она своя: кто-то мужает с помощью армии, кто-то — с помощью чего-то другого. Для меня такой школой стало кино. Играть у Александра Велединского значит не просто отыграть и забыть, а с головой погрузиться в проблему.

— Физически тяжело было играть?

— Тяжело было скорее морально, а не физически. Неделю сниматься на кладбище жутковато. Рядом хоронят кого-то каждый день, а мы тут «кинцо» снимаем.

— А где этот фильм снимался?

— Москва, Липецк… Чечню снимали под Сочи. В марте, когда снежочек немного сошел.

— Были ли трудности с перевоплощением в того героя, которого тебе пришлось сыграть?

— Да все это ерунда! Я часто задумывался над тем, что значит «трудно перевоплотиться». Если я перевоплощаюсь, значит, это уже не я? Роль сама по себе складывается. Ты просто находишь в голове то зернышко, из которого потом вырастает характер героя. Попав в ситуацию Кира, я лично не знаю, как вел бы себя. Я не служил в армии, но у меня была подготовка к этой роли: сначала фильм «Русское», потом «Курсанты». Вообще, в фильме почти нет военных действий — только показано, как Кир потерял ногу и друзей. Это история человека. Двух друзей Кира убили на бессмысленной чеченской войне, и уже после нее, когда герой возвращается домой, они являются к нему. Но никто, кроме него, их не видит…

— Ольга Арнтгольц, твоя коллега по съемочной площадке, сказала, что, прочитав сценарий, она ревела. А как ты думаешь, какая должна быть реакция у зрителей, которые посмотрят этот фильм?

— (Задумывается). Того, у кого есть сердце, фильм затронет. На съемках режиссер говорил: «Если зал не будет плакать, мы просто зря это делаем». Но не стоит думать, что вы как придете в кинотеатр, достанете носовой платок и будете все время плакать. В фильме есть и комичные ситуации. Он многожанровый.

— Фильм «Какими вы не будете» — первый фильм, где вы с братом появляетесь вместе на съемочной площадке. С братом играть легче?

— Конечно. Нет лишних разговоров, лишних понтов. Мы переодевались, выходили на площадку и начинали работать, а не тратили время на «притирки», объяснения.

— Правда ли, что тебе спокойнее играть, когда на площадке помимо тебя и режиссера никого нет, или находятся люди, которых ты хорошо знаешь?

— Нет, просто я один раз попросил уйти всех, потому что предстояло играть сложнейшую сцену. Меня это не напрягало, просто странно, когда двое играют, а 50 человек, побросав свои дела, стоят и смотрят: «Чад, ну давай, удиви всех!» Тем более, это была сцена на кладбище. К примеру, с постельных сцен ведь выгоняют народ, чтобы настроение актерам не портить. 

— В фильме ты использовал дублера. Да без него и невозможно. Это понятно. Но часто ли ты прибегаешь к услугам дублеров, каскадеров и пытаешься ли делать сложные трюки самостоятельно?

— В «Молодом волкодаве» есть каскадерские трюки. Например, пролететь с 3-го этажа вниз через перекрытие… Это работа только для каскадеров. А упасть с двухметровой высоты я могу сам. В фильме «Какими вы не будете» сложный трюк — сбивание машиной. К большому джипу привязали тележку на колесиках, от пола сантиметров 20. Я на нее ложился, держась за бампер! А камера была установлена внутри. В какой-то момент нужно было резко подняться и «сделать» эффект удара об капот. И быстро лечь обратно. Причем все делалось без каких-либо веревочек, страховок. Ощущения очень клевые. Опасность, адреналин, еще и холодно!

— У каждого актера есть роль, которую он мечтал бы сыграть. У тебя какая?

— Я мечтал сыграть Кира в картине «Какими вы не будете», и я его сыграл. Когда я посмотрел фильм «Андрей Рублев», мне захотелось сыграть такой же сложный характер.

— У тебя все роли — тяжелые характеры: что «Русское», что «Курсанты», теперь этот фильм…

— Да я сам тяжелый. Кто-то думает, что я закрытый, сам в себе — это не так. Я думал о том, почему произвожу такое впечатление. Просто я часто задумываюсь о бытии. Посмотрю фильм какой-нибудь — и думаю…

— Какие фильмы предпочитаешь? Наши или зарубежные?

— Наши. Мой любимый режиссер — Тарковский. Но из зарубежных мне нравится вся классика, начиная с «Крестного отца». «21 грамм» посмотрел — день ходил в шоке. Недавно с братом устроили просмотр «Пиратов Карибского моря». Мне очень понравилась работа Джонни Деппа. Классный актер!

— Когда предлагают сценарий, часто случается, что ты отказываешься?

— Бывает. Когда совсем неинтересно. Мне сейчас неинтересно играть школьников, девятнадцатилетних, потому что были «Русское» и «Курсанты». А предлагают. В «Капитанских детях» сыграл школьника, заканчивающего 11-й класс. Правда, в конце — у него любовь с учительницей, ребенок повзрослел. Теперь я изнутри почувствовал, что такое сериал. Приходишь на площадку, и такое ощущение, что ты в дурдоме: все кричат, все куда-то спешат. Кажется, что в сериале важны не актеры, а свет или какой-нибудь стаканчик, который не так стоит.

— Еще ты сыграл в сериале «Молодой волкодав», который тоже скоро выйдет на экраны. Отличается ли эта роль от роли в сериале «Капитанские дети»?

— Это совершенно другой фильм. Снимали крепкой сплоченной «семьей». В этом сериале у режиссера другой подход к работе, у меня — интересная роль. Мой герой — парень, который учится на волшебника, чувствует и слышит камни, потом жертвует собой. 

— В фильме «Русское» ты появляешься в роли хулигана. Насколько эта роль сочетается с твоим характером? Мне показалось, что ты спокойный человек, романтик.

— Да (улыбается). Спокойный. Романтик. Но герой ведь тоже романтик. Он поэт. Это его и отличало: хулиган, но романтик. Хотя, в принципе, хулиганство приходилось из себя «вытаскивать».

— А в чем твой романтизм проявляется?

— Начинаешь все романтизировать, строить иллюзии, рисовать красивые картины дружбы, любви, начинаешь совершать самые неожиданные поступки. Помню: в 18 лет у меня была любовь. И я к ней в Новый год шел несколько километров по морозу — с подарками, с букетом цветов по полю. Шел очень долго и сильно замерз.

— Фильм «Русское» был поставлен по автобиографической прозе Эдуарда Лимонова. Ты сыграл молодого Лимонова. Общался ли ты с ним, высказывал ли он мнение о фильме и о твоей игре?

— Мы всего два раза виделись, но не разговаривали особо: один раз на премьере нас сфотографировали вместе, второй — на банкете, мельком. Лимонов разговаривал с Велединским, говорил, что снял бы жестче, но, в общем, ему понравилось.

— Андрей, а в театре тебя можно увидеть? Я знаю, что ты состоишь в штате театра «Киноактера»…

— Нет. Раньше не было времени играть. Сейчас время есть, но там уже ничего способного меня заинтересовать не ставят. Мне, честно говоря, не интересно в театре играть. Кино больше нравится. Если бы я решил играть в театре, то только классику. Чехова, например. В классике очень сложный разбор ролей. А в молодежных постановках — сплошные шутки.

— То есть для тебя театр — пройденный этап?

— Нет, скорее, будущий этап. Нужно созреть, чтобы захотеть выйти на сцену и что-то крикнуть в зрительный зал. Мне пока нечего сказать.

— Есть любимые актеры, наши?

— Янковский Олег Иванович. Он мне очень нравится, я считаю, что это Гениальный Актер.

— Знаю, что одно время ты преподавал танцы…

— С 12 лет мы с братом занимались в театральной студии. По 10–12 часов в день — у станка. У нас не было времени погулять, похулиганить. Сначала была школа, потом — театральная школа. Я после окончания школы еще год Лешу ждал, чтобы вместе поступать. В этот период окончил курсы повышения квалификации. И стал работать сначала физруком в школе, а потом и Леша подтянулся, и мы вместе обучали танцам маленьких детей — 5–9 лет. Наш педагог по хореографии дал нам отличные навыки. 

— Какой твой любимый танец?

— Танго.

— Ты — старший брат. В детстве с младшим братом, в каких отношениях были? Поучал его? Давал советы? В каком-то интервью ты рассказывал, что Леша часто во дворе «грозил»: «Сейчас брата позову!».

— Было такое. Но мы в начальных классах были с Лешкой одного роста. Он «грозился»: «Сейчас брат придет!» Ну, я пришел, такой же «мелкий», как он — и что дальше? (улыбается). А потом я стал выше его на голову и какой-то период чувствовал, что я старше. А по поводу поучений… Не было. Мы были настолько самостоятельны изначально, у каждого было свое мировоззрение, что странно было бы поучать. Правда, Лешка иногда спрашивал советов по поводу отношений с девушками. У меня-то уже «багажик» был, как у старшего…

— У вас имена еще похожи, оба на букву А?

— Инициалы одинаковые: Чадов А.А. Мама хотела назвать меня Львом или Петром. Но папа сказал: «Я сам их назову». Раньше мы сильнее отличались внешне друг от друга. У меня были черные волосы, у Лешки — длинные светлые. А сейчас мы с одинаковыми прическами ходим. После «Дневного дозора» меня часто с братом путают. И я даю автограф за него.

— Тебя это обижает?

— Нет. Я отношусь к успеху брата спокойно, потому что я понимаю, что это его. Если он снялся, и у него такой успех, значит, это его дорожка. Зачем завидовать чужой судьбе, когда у тебя своя?! Свою кидать что ли? Надо верить в нее. Я, наверное, не актер в этом смысле.

— А ведь первым на телеэкране появился ты… В рекламе…

— Да, это моя первая роль (улыбается). Реклама шоколадного батончика «Финт». «Для тех, кто вправду крут!» Когда начинали снимать, сказали, что мне только «перышки» сделают. А когда приехали в Ташкент (снималась реклама в Ташкенте — прим. авторов), меня полностью перекрасили. Когда я вернулся со съемок в «Щуку», шуток было…

— Ты помнишь момент, когда решил стать актером? Были ли до этого какие-то другие мечты?

— Изначально не было мечты покорять театральную сцену, телеэкраны — хотелось просто танцевать… хип-хоп. И мы пошли в театральный кружок. А так как я с детства в этом «варился», не задумывался о другой профессии. Я вообще никогда не задаюсь вопросом: «Почему так вышло?» Все в жизни происходит так, как должно идти.

— А можешь припомнить какие-нибудь судьбоносные случаи в твоей жизни?

— Все, что случалось со мной вплоть до сегодняшнего дня, судьбоносно. Потому-то у меня и возникла идея написать сценарий. Даже ничего придумывать не надо. Просто отдельные ситуации жизненные собирай — и пиши. А потом снимай кино. Например, в 16 лет меня унесло в открытое море на три километра от берега. Нас было несколько человек: директор театрального кружка и несколько детей. На берегу стоял штиль. А в море неожиданно поднялся такой шторм! Трехметровые волны вокруг, лодка трещит! Жуть! Ветер дул от берега, поэтому нас быстро унесло в открытое море. Да еще весло сломалось. Сначала смеялись, махали стоящим на берегу и не замечали, как нас уносило. Нас носило в море три часа. У одного мальчика отец остался на берегу. Он заметил наше долгое отсутствие. Если бы не он, нас бы, наверное, не спасли. Нюанс, мелочь, а если бы не он, нас никто не спасал бы. Приехал спасательный скутер. Как он нас нашел — непонятно. Нам кинули палку для водных лыж и потащили как на буксире. А на берегу солнышко, все купаются.

— Вся жизнь, наверное, промелькнула…

— Да, со всеми попрощался. Вот зачем это нужно было? Брат остался на берегу, его в тот день наказали. Я после этого случая сразу резко повзрослел.

— Были ли в твоей жизни «предостережения судьбы»?

— Скорее, послесловия или наказания. После роли Кира в «Какими вы не будете». Там есть сцена, где герой бросает в адрес Бога очень жесткие выражения. Когда материал посмотрел священник, он сказал: «После этого эпизода все верующие должны встать и уйти, а вам, Андрей, надо пойти в церковь и попросить прощения». Со мной после этого эпизода начали происходить странные вещи. В основном с машиной. Я попал в аварию. Ничего страшного, машину починил. И тут же у меня «накрылся» мотор — его просто разорвало на части, детали валялись, как будто побывали в мясорубке. Я не сразу понял причину всех этих явлений…

— В одном интервью ты говорил, что профессия актера интересна тем, что ты можешь побывать в разных городах. В каких городах побывал, и какие больше всего запомнились?

— Я влюбился в Киев. Он уютный. Там на улице, как дома. Узенькие улочки, красивые необычные маленькие дома. Липецк запомнился. Это настолько красивый и страшный город, что аж жуть берет. Я, как увидел их завод, обалдел: километр за километром, сотни труб — маленьких, здоровых, средних, и все дымят. А в центре периодически открывается какой-то здоровый котлован и выпускает зарево желтого света, которое видно из любой части города. Шикарно! Все это попало в фильм.

— А какую музыку ты любишь?

— Со смыслом. Виктор Цой, Любэ, Depeche Mode, Pink Floyd.

А вот Майкл Джексон — просто кумир. Как личность он же очень интересен. Когда я был на его концерте, все сразу понял: там нереальная энергетика. А сейчас его нет, потому что энергия ушла. Даже если он еще 20–30 альбомов напишет, уже все… Высоцкого я понял на 5-летнюю годовщину его смерти. Мне подарили диск, а я говорю: «Да я не слушаю Высоцкого!» Включил и проникся до слез. Гениальнейшая песня «Эх, раз, еще раз».

— Я слышала такую фразу: «Женщина-актриса больше, чем женщина. Мужчина-актер меньше, чем мужчина…»

— Не согласен! Ненавижу, когда говорят, что актер это профессия, сходная с проституцией. Если ты думаешь, что она такая, то такой она и будет. Все зависит от того, как сам себя поставишь. Вы задавались вопросом: почему всегда мало хороших актрис?

— Ты нашел ответ на этот вопрос?

— Да. Потому что женщины и девушки очень много играют в жизни. Гораздо больше, чем мужчины. Это неплохо, просто от природы так сложилось. Актрисе приходится играть, играя. Получается, ты и в жизни-то не очень честна, а еще и на сцене… двойная нечестность.

— А ты уставал от женской игры в жизни?

— Конечно! Особенно обидно, когда ты доверяешь человеку, а потом понимаешь, что все это была игра. Но такая гениальная игра! В профессии бы так.

— Тебе приходится в жизни играть?

— Иногда приходится. Мало ли в жизни ситуаций, когда нужно немного поиграть. Но для меня это всегда мучительно и сложно.

— То есть в жизни играть сложнее?

— Мне — да.



Мария АЛЕШИНА и Дина ТАРАСОВА

Отзывы (0) Написать отзыв

Здесь публикуются отзывы и обсуждения статей.

Сообщения не по теме удаляются.

не видно картинку?

нажмите

код:

Найти

Всего товаров: 0



Самые низкие цены

Великолепный век все 155 серий за 2400 рублей


Сваты все 6 сезонов+новогодние за 1150 рублей


Игра престолов все 7 сезонов за 1000 рублей


Кухня все 6 сезонов за 1000 рублей


Викинги все 4 сезона за 800 рублей


Любое копирование материалов сайта без ссылки на первоисточник запрещается.

Яндекс.Метрика